Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

препод

Бенефис Кима

Считаю правильным решение любимого Кима в свой бенефис выехать на сцену на слоне! Вообще любопытно было посмотреть второй акт "Баядерки" в варианте лайт. Лайт во всех смыслах: оказывается, не устав в первом акте, кордебалет на свадьбе прямо порхает. Плюс свадьба обошлась без неприятностей в виде брошенной Никии, и Солор мог радостно показать нам и Гамзатти-Новиковой всё, на что способен. Короче, вау!
Дивертисмент уточнил, что любимому артисту ещё есть, куда расти (и это даже радует). На мой взгляд, в Баланчине не хватало специфических акцентов, присущих этому хореографу, а в "Парке" впечатлению немного мешало желание артиста сделать всё идеально. Но это, понятно, уже придирки:). Корейский номер очень понравился, посмотрела бы ещё.
"Легенда о любви" не кажется мне балетом, из которого можно взять лишь последний акт без потери впечатления. Но с такими партнершами, как Осмолкина и Терешкина, я достаточно быстро втянулась. Терешкина в очередной раз просто поразила, подряд станцевал два страстных любовных дуэта и представ в них совершенно разной: в "Парке" она стремилась отдать всю себя партнеру, а в "Легенде" забрать всего его себе.
Начавшись эффектным выездом Кима на слоне, бенефис закончился его уходом в легенду. Искренне надеюсь, что уход будет не скоро, а вот по поводу легенды согласна уже сейчас.
препод

"Push" и "Хрустальный дворец". Ильюшкина!

"Пуш" был исполнен превосходно. Но, глядя на прекрасно танцующего Степина,особенно понимаешь, какое чудо в этой роли творит Ким. Он делает микродвижения не на каждый такт, а на каждую ноту, и тебе даже дыхание не перевести от восторга. Зато сегодня я смогла спокойно оценить спектакль целиком, солистов, кордебалет, постановку -- всё шикарно и стильно.
А дыхание было не перевести на "Хрустальном дворце", когда на сцене была Ильюшкина. Опять же, все танцевали хорошо, я получила удовольствие от каждого. Но едва вышла Мария... Трудно описать словами. Она меня поразила в этой роли ещё на недавнем дебюте, и сегодня впечатление было столь же сильным, однако совершенно иным. Я увидела существо неземное, но не всемогущее. Неподвластное путам пространства и времени, легко парящее в воздухе, в краткий миг пребывания на земле оно пыталось принести нам тот покой и мир, который царит в его душе, сперва колдуя, а затем обратившись к небесам с сосредоточенной молитвой. И в финале, когда все выскочили на сцену, счастливые, стало ясно: получилось!
Не буду уверять, что это было, но я видела не менее отчётливо, чем сейчас мир вокруг...
препод

Балеты Ратманского

Второй раз слышу в "Лунном Пьеро" вокал Сергеевой, и её удивительное пение придаёт балету дополнительную глубину. Атональная музыка ведь придумана не из праздного интереса -- она должна выводить нас из зоны комфорта. Сергеева делает это с первой же ноты, и даже сцены, которые раньше вызывали улыбку, теперь кажутся полными не безобидного юмора, а трагического сарказма. Сергеев, Зюзин и Малышев идеально вписались в мир Шёнберга, а вот про Шакирову я окончательно убедилась, что в любой роли вижу один и тот же образ Китри, гордо демонстрирующей скорость и растяжку.
В "Семи сонатах" понравились все три пары (Кондаурова-Беляков, Нагахиса-Коновалов, Матвиенко-Тимофеев), но больше всего вторая, про обоих хотелось сказать: танцует, как дышит.
И, как всегда, взбодрил нежно любимый концерт Шостаковича, особенно заводная троица Батоева-Ткаченко-Тимофеев.
препод

Вечер Стравинского. Хореография Петрова

Не скрою, шла не на премьеру, а на Сергеева. Музыка Стравинского кажется мне рассудочной и сконструированной, а "Поцелуй феи" когда-то произвел столь сильное впечатление в постановке Ратманского, что другой не хотелось.
В реальности хореография и вообще постановки как таковые очень понравились. В "Байке" и "Мавре" Петров ответил композитору адекватно, сконструировав весёлое, пародийное действие, скажу честно, скрасившее мне скуку музыки.
"Поцелуй феи" и вовсе захватил с первых секунд. Если Стравинский для меня об игре с нотами, то Чайковский, пусть обработанный, о нашей жизни. Вот Юноша Сергеева из холодного, опасного внешнего мира попадает в замкнутое пространство, где можно согреться. Однако за всё приходится платить. Агрессивные люди в чёрном отбирают... не смейтесь, мне почудилось -- смартфон, для многих сейчас олицетворяющий душу. Хотя, наверное, это был фонарик -- для меня тем более душа. И остаётся тёмное, не озаренное больше светом плотское существование, впрочем, по-своему привлекательное (первая фея -- Буланова). Можно порадоваться устроенности быта, даже увлечься девушкой (Невеста Батоева, фея в зеленом Чебыкина), и все станет вокруг голубым и зеленым... хотя, учитывая присутствие на сцене мужчины, напоминающего Чайковского, голубой лучше вычеркнем). И именно теперь, когда вроде бы все хорошо, выясняется, что жить так невозможно. Герой готов на все, чтобы вырваться из тесного мирка обратно, в опасную, зато свободную жизнь. Увы, не дают. И тут приходит... вот не знаю. Несмотря на то, что третья фея у Шакировой получилась агрессивно-страстной, глазами души я под эту музыку видела другой образ, похожий на созданный когда-то в роли Феи Лопаткиной: холодное, неумолимое призвание. Искусство, чего уж там, не отдых и не веселье, но именно оно открыло дверь на свободу. Увы, как открыло, так и закрыло -- вдохновение приходит и уходит исключительно по собственной воле. И тогда седовласый мужчина, сидевший в стороне, четко повторяя мизансцену из "Юноши и смерти", усаживает Юношу на стул и указывает на пространство, заполненное туманом: иди туда, в смерти ты найдешь свободу от всего! Но Юноша не убивает себя, как у Пети -- подобно всем нам, он до последнего борется за жизнь, судорожно бьется в житейском море, иногда вдыхая глоток искусства и стараясь не замечать, что туман смерти все ближе и ближе.
Кстати, две мои подруги увидели в этом балете совсем другое, причем обе разное. И, на мой взгляд, это лучшая рекомендация к тому, чтобы посмотреть.
препод

"Лебединое озеро", Ильюшкина-Корнеев

От спектакля к спектаклю Мария Ильюшкина танцует всё лучше. Идеальные позы, устойчивость, шикарные вращения, лёгкость прыжка уже привычны, но сегодня неожиданно вспомнилось давнее впечатление от Лопаткиной, когда казалось, что руки и ноги не просто совершают положенные па, а выписывают загадочные письмена, витающие в воздухе ещё некоторое время после того, как движение завершилось. Я уже забыла, как это бывает, а у Ильюшкиной вдруг увидела.
"Лебединое озеро" люблю за то, что в эту странную историю каждый может вложить что-то свое (а можно ничего не вкладывать: просто чёрное с белым красиво сочетаются).
Мне повезло сидеть очень близко, и поверьте: было бы не жаль отвлекаться, я бы с лёгкостью записала весь танец Одетты словами, настолько мощный и ясный был посыл.
Какой предстала Одетта? Сильной духом, несломленной и очень юной. В иных спектаклях кажется, это уже сотая попытка спасения для Королевы лебедей, и она отчаялась. Нынешний Принц явно был первый и единственный, он вызвал интерес и одновременно опаску: Одетта верила, что рано или поздно найдёт способ освободить себя и подруг, и не была уверена, что стоит рисковать, доверившись пришельцу. "Но иногда бывает так тяжело, -- признавалась она Зигфриду. -- Перед девочками я не могу этого показать. Можно немного погрустить у тебя на плече?"
Погрустила, подняла голову: "Спасибо, мне стало легче, дальше я справлюсь сама". Но, осознав, что принц обиделся, быстро исправилась: "Я же пошутила! Ты видишь, какая я слабая, разве я справлюсь без тебя?" И потом начало вариации -- осторожные шаги: девочки, я, наверное, совершила глупость? И вдруг -- порыв счастья: а ведь правда, Зигфрид лучший на свете? И на лице отсвет счастья, потому что зарождение первой любви всегда счастье, что бы ни творилось вокруг. И я повторяла, словно Хозяйка в "Обыкновенном чуде", увидевшая встречу Принцессы с Медведем: "Почему я и плачу и радуюсь, как дура? Ведь я понимаю, что ничем хорошим это кончиться не может, а на душе праздник".
Одиллия была настолько другой, что не сомневаюсь: перепутать Зигфрид не мог. Она весело дразнила принца, упиваясь своею силой и красотой. Одиллия ни на миг не сомневалась в победе, однако процесс был важнее, чем результат. Энергия и полнота жизни били ключом.
И, наконец, последний акт. Мне показалось, Одетту так терзала собственная ошибка, так стыдно было перед подругами, что даже не страшно было умереть. Гораздо труднее оказалось простить измену. Одетта не произносила слов осуждения, а тихо и упрямо отстранялась. И лишь когда опасность стала грозить Зигфриду, она осознала, что до сих пор его любит, и вместе с ним стала бороться за жищнь.
В очередной раз я задумалась о счастливом финале. Многие считают его неуместным, мол, Зигфрид изменил и не заслуживает прощения. Прямо ветхозаветное "око за око, зуб за зуб". Когда общество борется за выживание, наверное, это правильно. Но Ветхий завет сменился Новым, где на вопрос, сколько раз прощать брату своему, ответ дан "не семь, а семижды семьдесят". Пускай
несправедливо, зато прекрасно.
Вот такой получился спектакль. Не скрою, хотелось бы увидеть Ильюшкину с другим партнёром. Корнеев старался, но если раньше мне чудился прогресс, то сейчас скорее наоборот. Спасибо, хоть не уронил (хотя пытался)!
препод

Творческий вечер Екатерины Кондауровой

Если спросить меня, какая отличительная черта Екатерины Кондауровой, не задумываясь, отвечу: "Сценическая красота". Причём именно сценическая. Есть очень привлекательные актрисы, которые во время спектакля словно блекнут, а тут наоборот: именно со сцены красота столь поразительна и, я бы сказала, разительна, что для меня в ролях Екатерины есть некий общий посыл -- о том, каково красоте в нашем мире.
Творческий вечер лег в то же русло. "Кармен" Кондауровой о том, что красота стремится к свободе, и когда кто-то пытается, как Хозе Аскерова, пришпилить порхающую бабочку булавкой к груди, то лишь убьёт, а не покорит. Зато Тореро Сергеева (кстати, единственный партнер, которого позвали на бенефис обе примы) подходил ей идеально. Любопытно, как меняется роль в зависимости от исполнителя! Недавний Тореро Шклярова был горд собой, а герой Сергеева -- своим призванием. И Кармен потянулась к тому редкому мужчине, у которого есть дела поважнее, чем удерживать рядом женщину. Он борется с Роком, и в нём её надежда на спасение. И, казалось, Тореро победил, однако Рок оказался хитрее, действуя руками слабовольного Хозе.
"Скрипичный концерт" Прокофьева дал передышку -- в волшебном мире искусства красота царствует и является предметом поклонения (Ермаков партнерствовал замечательно).
Но третий акт "Ромео и Джульетты" вернул нас на землю, где красавица Джульетта погибла, не в силах жить по чужой воле.
Вот такой получился бенефис. Добавлю,что Беляков чудесный Ромео, Баженова с Пономарёвым -- любимая чета Капулетти, и всё равно вырванный из контекста акт сюжетного балета не представляется мне лучшим решением. Однако Ким пошёл по тому же пути, так что скоро надеюсь проверить свое мнение на сей счёт -- а, глядишь, и изменить.
препод

Юбилей Виктории Терешкиной

Сегодня был феноменальный вечер!
Время летит быстро: оказывается, Виктория Терешкина танцует в Мариинке уже 20 лет...
Две тысячи первый год, концерт новой хореографии, маленький балет Ануфриевой. Ничего не помню, кроме валькирией проносящейся из кулисы в кулису юной девушки, в которой отчётливо проявилось свойство примы -- заполнять собою сценическое пространство. И я выучила фамилию -- Терешкина.
Потом услышала, что на гастролях молодой артистке дали "Лебединое", и удивилась: Одиллия понятно, а Одетта вроде бы не её. Посмотрела, убедилась: да, это танцовщица героического, бравурного склада, созданная не для адажио, а для аллегро.
И тут Виктория проявила замечательнейшую черту. Некоторые люди, щедро одарённые природой, развивают исключительно свои сильные стороны, на слабые не обращая внимания. Это не мешает карьере, скорее наоборот. Терешкина иная. В интервью она всегда оценивает себя спокойно и объективно, а перспективы творческого роста воспринимает с радостью. И спустя некоторое время, приходя на знакомый балет, изумленно думаешь: это ей-то не даётся адажио? Да она в нём божественна!
Сейчас, на вершине балетного Олимпа, Виктория сохранила это редкое свойство. Её дебют в "Лунном Пьеро" вызвал общий восторг, одна я, вспоминая давнюю премьеру, ждала других нюансов. И на второй раз они были! Танцуя вроде бы идеально, балерина каким-то чудом умудряется раз от раза добавлять что-то важное.
Я как дилетант редко высказываюсь о технике, однако столько лет смотрю балет (не только наш), что рискну сказать: с технической точки зрения лучше Терешкиной в мире не танцует никто. Иногда её движения настолько совершенны, что сердце ëкает -- не от страха, а от совпадения реальности с мечтой. Тут ещё, конечно, влияет музыкальность танца, который словно рождается из мелодии прямо у нас на глазах.
Рассказывать можно долго. Например, о том, как я собиралась прекратить разорительные походы в Мариинку, но вернувшаяся из декрета Виктория с таким драматическим накалом станцевала Кармен, что я передумала. Говорите, её сильная сторона -- исключительно классика? А вот вам, глядите: настоящая, современная, живая Кармен, поменявшая планы не только Хозе, но и мои:)!
Двадцать лет прошло, а каждый спектакль Терешкиной неповторим. Сегодняшний -- тем более.
Выбор балетов демонстрирует многогранность Виктории и любовь к ней партнёров. Но, при всей разности образов, все акты объединяет выдающаяся музыка и отсутствие дивертисментности -- каждый является законченным произведением.
"Лунный Пьеро" -- Сергеев, Малышев, Зюзин. Возможно, повлияло потрясающее в своём трагизме пение Сергеевой, но я вдруг увидела балет, попавший с самый нерв современных проблем. Шёнберг написал цикл в 1912 -- время надвигающейся катастрофы, очень похожее на нынешнее. Спасение в единении, однако каждый остаётся сам по себе, холя своё мелкое эго и презирая окружающих. Смерть ближе и ближе, но мы верим -- сегодня она к соседу. А та, насмеявшись над глупыми надеждами, приходит и забирает всех.
"Шехерезада" с Кимом -- беспроигрышный хит. Сегодня мне показалось, Зобеида не изменила бы мужу, не оскорби тот ее недоверием. И поначалу, лаская раба, словно ручного зверька, она не сомневалась, что в любой момент может все остановить. А потом был поцелуй, после которого... пожалуй, тут я промолчу во избежание проблем с цензурой:). Скажу лишь: дуэт у Терешкиной с Кимом -- глаз не отвести, а искры летели прямо в зал!
В неоклассических "Бриллиантах" партнерствовал наш лучший принц Шкляров. После жестокой загадочной Луны и страстной Зобеиды на сцену вышла Прима, неподдельный бриллиант Мариинской сцены. Все было совершенно, а в вариации случилось настоящее чудо: передо мной оживала каждая нота любимой музыки. Виктория словно не касалась ногами сцены, а парила над ней. А потом, в финале, был какой-то фантастический выплеск энергетики, словно она не протанцевала три тяжелейших акта, а дорвалась вдруг до любимого танца и лучится невероятным счастьем!
Я думала, это вершина. Однако вне программы открылся занавес, и мы увидели дуэт из "Парка". Обычно я воспринимаю его трагически, а тут было другое. Сергеев еще просто стоял, а я подумала: разве можно такому не довериться? И партнерша доверилась в самом высоком и огромном смысле этого слова. И стали двое единым духом и плотью, и летали в поцелуе, как на полотне Шагала.
И вот теперь полное ощущение, что я видела не одну великую балерину, а четырех -- совершенно разных и одинаково прекрасных. Все это она -- Виктория Терешкина. Какое счастье, что она у нас есть! Двадцать лет не могу нарадоваться:).
препод

"Спартак", Терешкина-Кондаурова-Ермаков-Смекалов

Вот не люблю "Спартак" Якобсона! В спектакле Григоровича при всей символичности хореографии задевает каждый образ, а куда более реалистичная постановка Якобсона оставляет равнодушной.
Однако при виде Терешкиной и Кондауровой в афише нервы мои не выдержали. Ну, что сказать? Обе были прекрасны -- как и их партнёры, Ермаков-Спартак и Смекалов-Гармодий. Видно было, что все выкладываются в полную силу, но редкие проблески чувств терялись в декоративной роскоши действия. Когда Григорович показывает бой гладиаторов, речь о трагедии рабства, а здесь -- о том, какие интересные и разнообразные бывают бои.
Я знаю об идее оживших
скульптур, и каждая поза артистов действительно стоит запечатления в мраморе. Однако живой танец люблю больше коллекции восковых фигур.
препод

Вечер американской хореографии

Что-то Мариинка стала добра -- любимые артисты есть в каждом из трех балетов!
В "Серенаде" Хорева и Нуйкина, на мой взгляд, по-прежнему не попадают в стиль, а роль красавца в голубом Сергееву подходит мало. В итоге акцент для меня сместился к паре Ильюшкина-Романченков. Не могу не вспомнить свое потрясение после дебюта Марии в роли Темного ангела. Я тогда написала: "Впервые вместо агрессивной соперницы я увидела непреклонную судьбу, которая как привела героя к героине, так потом и увела", а в ответ подруга прислала цитату: "По словам Баланчина, эпизод с ангелом был подсказан когда-то увиденной им статуей Эроса. Этот ангел, как судьба. Каждый мужчина проходит по этой жизни с судьбой за своими плечами. Он встречает женщину – влюбляется в нее – но у судьбы относительно него другие планы…” Я спросила у Марии, знала ли она об этом замысле. Нет, мы обе не знали, но она станцевала так, что я считала посыл фактически дословно. Сегодня, кроме того, я в очередной раз увидела удивительную связь Марии с кордебалетом. Они были единым целым, говорили об одном.
Балет "В ночи" как очаровал много лет назад с первого же просмотра, так каждый раз нахожу в нем новое. Сегодня Нагахиса в "Нежности" напомнила Дюймовочку, попавшую в страну эльфов. Увы, Париш даже столь эфемерное существо поддерживал с видом ответственного грузчика. Кондаурова с Иванченко для меня, наверное, навсегда останутся в "Строгости" эталоном, однако трудно было не заметить возрастных потерь партнёра. В итоге лучшим дуэтом показались Терешкина и Ермаков. Я не сразу приняла Викторию в этой роли. Героиня, упоенно играющая на нервах мужчины, противоречит её натуре. Однако постепенно она нашла свой образ -- женщины, ищущей себя и пытающейся понять, что ей нужно. Осознав, что этот мужчина действительно её, она отдалась ему без оглядки.
Ну, и голливудский, ироничный, далекий от классики "Пуш". Батоева, Кайшета, Ткаченко, Шапран в нём демонстрируют, как замечательно можно владеть своим телом. А Ким... это трудно объяснить. Тело для него не тюрьма, как для меня, и не родной дом, как для танцовщиков, а инструмент для выражения души. И в "Юноше и смерти", и тут, пока он был на сцене, мне верилось, что дух сильнее плоти. Словно я вижу бога танца, а не человеческое существо. Не понимаю, как он это делает!:)
препод

"Кармен", "Юноша и смерть", "Симфония до мажор". Кондаурова, Ким, Ильюшкина!

Билет брала ради дуэта Вишневой с Кимом, а какой из двух вечеров выбрать, решила наугад. И не прогадала -- с составами повезло.
Едва Кармен Кондауровой появилась на сцене, я почувствовала, как тесно ей в том мирке, куда её забросила судьба. Яркая, сильная, глубокая, она создана совсем для другого. Хозе Аскерова, воплощение посредственности и повседневности, понятен ей с первого взгляда. Тореодор Шклярова хотя бы задал интересную задачу: как увлечь человека, занятого исключительно собой? Но в сцене гадания, когда Кармен предложили выбрать между вариантами предопределенной, не подходящей ей жизни, она, на некий миг склонившись к каждому из мужчин в надежде, твёрдо отвергла обоих и погибла даже не потому, что её любили оба, а потому, что ни один не готов был понять.
"Юноша и смерть" балет одновременно страшный и притягательный. Много раз видела в нем Вишневу и Кима с другими партнёрами, и было интересно, каковы они вместе. На мой взгляд, как Вишневой не вполне удавалась эта роль раньше, так и сейчас, зато Ким просто феноменален что артистически, что технически. В итоге история напомнила мне фильм "Господин оформитель", где погубившая художника женщина оказалась куклой, манекеном, созданным когда-то им самим. Редкий случай -- Юноша Кима казался сильнее Смерти Вишневой, и победить ее не смог лишь потому, что невозможно убить то, что изначально мертво.
Третьей шла "Симфония до мажор", которая как поразила меня много лет назад на Мариинской премьере, так и манит до сих пор. Медленную часть тогда танцевала Лопаткина, быструю Вишнева, и дивный танец их стоит перед глазами. Сегодня начали балет Нагахису, мотыльком порхавшая над сценой, и Коновалов, радующий безупречностью весь сезон. С быстрой частью виртуозно справились Батоева и Степин, финал радостно исполнили Ионова с Тимофеевым.
И, наконец, адажио. Маевский необычайно красив. Это все, что успела заметить, потому что когда Мария Ильюшкина начала танцевать, меня не стало. Или исчезла не я, а мир вокруг, и я перенеслась в волшебную страну, куда смертный может попасть лишь на 9 минут и 9 секунд? За эти короткие бесконечные минуты я пережила все лучшие мгновения. Может, их и не набралось больше за долгую жизнь, однако каждое неповторимо, и Мария, легким жестом раздвигая завесу между мирами, возвращала отнятое безжалостным временем.
Звучит нелепо, но если бы это можно было выразить словами, не требовался бы балет:). Скажу одно: музыка смолкла, я перевела дыхание и поняла, что впервые после Лопаткиной кто-то взял эту гениальную хореографию — и прожил на моих глазах. Хотя почему кто-то? Балерина Мария Ильюшкина. Я не бросаюсь этим словом, понимая, что оно -- высший титул для танцовщицы. Побоялась произнести после "Лебединого" и даже после "Раймонды", но смело пишу сейчас.
https://www.youtube.com/watch?v=ScZmhcUR4yE