Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

препод

"Баядерка", Терешкина-Чебыкина-Аскеров

Составы в "Баядерках" поставили такие, что пришлось выбирать -- мужчины или женщины. Я предпочла женщин. В конце концов, Великий брамин -- отрицательный персонаж, потерплю, что у Кулаева он напрочь лишен значительности. А что Солор у Аскерова не влюблённый и не воин, а карьерист, не противоречит сюжету. Мне бы научиться так есть глазами начальство, глядишь, тоже бы продвинулась:)!
Впрочем, нашлись двое мужчин, смотреть на которых было в радость. Золотой божок Коновалова напомнил прошлые времена: шикарно выстреливал ногой в прыжке и двигался так, словно он и вправду статуя бога. А ещё с моего места было видно лицо любимого дирижёра Гейне, который следил не только за музыкантами, но и за танцовщиками, хлопал им и иногда напевал.
Теперь о героинях вечера. Чебыкина показала классическую Гамзатти -- высокомерную эгоистичную стерву, не теряющую аристократизма даже в разгар скандала. Во время ссоры с Никией искры летели от обеих. А в танце её меня поразила красота, энергия и лёгкость высоких махов ноги, особенно когда они перемежались со шпагатами. Этой Гамзатти противостоять не мог никто... кроме Никии.
‌ Никия Терешкиной была избранницей богов. В сегодняшнем спектакле я твердо знала, что они существуют, а некорым являются вполне реально. Большой радости в этом нет. Никия охотно жила бы обычной жизнью, любила Солора и вышла за него замуж. Иногда ей чудилось, что это вполне возможно, и мы видели нежнейшие дуэты. Никия пыталась узнать у богов, не возражают ли они, и до поры до времени те молчали. А потом лицо её менялось, глаза устремлялись к невидимому нам, это было прекрасно и одновременно жутко. Пытаясь вонзить в Гамзатти кинжал, Никия была одержима в буквальном смысле слова. На свадьбе Солора она вначале танцевала для него, ради него, о нём. Она была уверена, что сделала свой выбор -- любовь важнее всего на свете. Но на самом деле выбора у нас нет, и в тарантелле Никия, переменившись в одночасье, в экстазе танцевала по велению свыше. Казалось, она погибла бы, даже не будь в корзине змеи -- боги забрали её к себе.
Давно я не видела таких Теней! Дивно звучала музыка, волшебно плыл кордебалет, и фантастический танец Терешкиной пугал и завораживал, говоря о том, что и в потустороннем мире нам не ждать прощения. За то, что сделали Никию равной себе, боги забрали у неё огонь. Хотя нет, огонь остался -- иногда она прямо прожигала взглядом. Но в нём не было больше тепла -- лишь холодное совершенство смерти. Редко Тени настолько беспощадны...
препод

Мои стихи-2020

Я в картины вгляжусь, подойду:
Вот Христос в Гефсиманском саду,
Вот его же снимают с креста.
А вокруг мельтешит суета.
В Инстаграм пополняем свой том,
Чтоб красивые фотки с Христом,
И с едой, и с самими собой.
Вечный бой за Христа, вечный бой...
***
Что за смысл желать кому-то зла?
Жизнь, она мелькнула и прошла.
У тебя, и у меня, и у него
Через миг уже не будет ничего.
Не утащишь даже пяди той земли,
По которой прогулялись и ушли.
***
Не знают вирусов грачи:
Вовсю с приятелем скачи,
Ешь, не помывши, червяка.
Да, жизнь без разума легка,
И от него одна печаль.
Но отказаться было б жаль.
***
Полсвета затаилось в карантине
И обнуляет прежние мечты.
Как мошка незадачливая, ты
Стрекочешь во всемирной паутине.
И все же в ней связующая нить,
Дающая друг друга сохранить.
***
Как будто свыше дан приказ:
А чтоб всё то же, но без нас.
Трава, и почки, и цветы...
Так чем, скажи, ценнее ты
Прекрасных первенцев весны?
Мораль и разум нам даны,
Нас выделяют лишь они.
И хочешь выжить — сохрани.
***
Умрёшь — останется сервиз на шесть персон,
Две чашки треснули, одна давно разбита.
Когда-то со старухой в унисон
Ты так просила нового корыта,
Мечтала быть владычицей морской
И счастье по крупицам собирала.
Но весь твой хлам, дабы начать с начала,
Жизнь выбросит недрогнувшей рукой.
***
Отягощен годами и грехами,
Ты снова заклинаешь мир стихами,
Как будто если в рифму словеса,
Прямее путь фортуны колеса.
А впрочем, лучше так, чем скучной прозой,
Нелепым приказаньем и угрозой.
***
Бессмысленные радости весны,
Кому без нас вы были бы нужны?
Кто оценил бы вашу красоту,
Оттенки дикой яблони в цвету?
И нам грехи прощают без конца
За то, что видим замысел творца...
препод

"Баядерка", Терешкина-Ким-Нуйкина

Солор Кима вылетел на сцену, словно стрела, пущенная из арбалета. Именно так она летит, рассекая пространство, одновременно свободная и подчиненная контролю стрелка, непредсказуемая и четко устремленная к цели. Казалось бы, уникальная техника Кима самодостаточна, зрители были бы в восторге просто от невиданных прыжков и вращений. Но нет! Его сказочный Принц в «Щелкунчике», беззаботный Альберт в «Жизели» или неунывающий Базиль в «Дон Кихоте» безупречными классическими движениями выражают совершенно разное. Солор – неустрашимый воин, человек чести. Он верит, что для него нет невозможного, что он сам выбирает себе жизненный путь. Клятва Никии дается им как осознанная точка невозврата.
Никия Терешкиной другая. В первой же вариации я увидела в обращении к богам искреннее, открытое объяснение: простите, я не властна над своими чувствами, любовь непобедима. Чтобы смиренно принять собственную слабость, нужна немалая сила. Мне даже почудилось, Никии жаль Брамина – она видела, что и тот над собой не властен. Лишь Солор не догадывался, что стрела его жизни пущена не им. В страстном любовном дуэте, где он ликовал о будущем, а она ловила каждый миг настоящего, для меня рефреном звучало: «Когда судьба по следу шла за нами, как сумасшедший с бритвою в руке».
Ким – единственный из нынешних Солоров, в измене которого не вижу ни корысти, ни даже слабости -- одно гипертрофированное чувство долга. Он убежден в необходимости выполнять приказы вне зависимости от того, что они принесут тебе лично. Его ни на секунду не привлекала Гамзатти Нуйкиной, тяжело было сидеть с нею на свадьбе, а поцеловать руку он и вовсе не сумел себя заставить. А на Никию пытался больше не смотреть, да не мог.
А кто бы смог? Никия Терешкиной вчера показалась мне удивительно нежной, мудрой и милосердной. В споре с Гамзатти из-за Солора она не допускала мысли о его измене и не боролась с соперницей -- просто убеждала ее, что произошла ошибка. И на свадьбу она пришла не упрекать, не возвращать, даже не прощаться, а выдержать все, что назначено судьбой. Другое дело, что было больнее, чем она предполагала, и в монологе иногда звучал тихий вопрос к богам: я действительно заслужила такие муки? И она поднималась на пуант, как умеет только Терешкина, и застывала, устремляясь в небеса и словно провидя акт «Теней», где подобные движения уже будут лейтмотивом. Ибо Никии было ясно, что так или иначе ей скоро предстоит увидеть иной мир -- жить без Солора она не сможет. Не получи она корзину, якобы подаренную возлюбленным, думаю, укус змеи не вызвал бы ужаса. Однако именно тогда, когда вернулась надежда, погибать было особенно страшно.
И, наконец, «Тени». Божественный кордебалет спустился на сцену, словно утренний туман с высоких гор, и Солор Кима в отчаянных, невероятных прыжках ввысь достучался, наконец, до небес, вырвав ненадолго Никию из призрачного мира. Она любила не меньше прежнего, но не могла не передать оттуда горькую весть: клятвопреступникам прощения нет. Оба будут наказаны вечной разлукой, но сейчас им дали шанс побыть вместе – то ли миг, то ли вечность. Время то убыстрялось, закручиваясь в вихри пируэтов, то бесконечно замедлялось в тающих движениях. И, поверите ли: если бы Терешкина сделала лишь одно движение -- плавно подняла ногу ровно на те сто двадцать градусов, которые дают ощущение гармонии, а Ким просто прошел через сцену за удаляющейся Никией (и не спрашивайте меня, что в этом такое было), -- я вспоминала бы вчерашний спектакль снова и снова.
Как же я рада, что впереди еще их «Легенда»!
препод

"Баядерка", Терешкина-Ким-Батоева

Последний раз я так же нетерпеливо ждала "Баядерку" несколько лет назад, когда Терешкина танцевала Гамзатти, Никией была Вишнева, а Солором... ну, кто, если не Ким? Не вижу в Мариинке других благородных воинов.
Нынче Терешкина вышла Никией, а Батоева Гамзатти. Иное, но тоже любопытное сочетание. Редко бывает, чтобы исполнители всех трех главных партий были мне по-настоящему интересны, и вот, наконец, снова повезло.
После подобного не хочется писать о технике. Скажу лишь, что танцевали не артисты Мариинки, а герои "Баядерки". Когда Ким в бешеном темпе вращался, это Солора кружил жестокий вихрь судьбы, а если Терешкина невообразимо медленно поднималась на пуант, душа Никии тянулась в небеса.
О чем был сегодняшний спектакль? Сперва казалось, о том, что, кроме аристократов по рождению, есть аристократия духа. Это может совпадать, как у Солора, благородство и превосходство которого сквозят в каждом движении. Может не совпасть, как у Никии, рожденной повелевать, а не подчиняться, или Гамзатти, высокомерие которой не может скрыть мелкости души. Любовь Никии и Солора так же естественна и угодна богам, как полет пары лебедей, а домогательства брамина кощунственны и богопротивны, ибо грязны.
Но действие двигалось вперед, и я вдруг поняла, что оно о верности даже не близкому человеку, а себе. Солор любил Никию всей душой в буквальном смысле избитого выражения, и, изменив любви, он предал и искалечил собственную душу. Как жадно, неотрывно он смотрел на баядерку, танцующую на свадьбе, как мучительно ему было видеть, что Никия, не прося и не упрекая, пытается понять: неужели он, еще недавно цельный и смелый, действительно готов переступить через себя кому-то в угоду? Сама она скорее умрет -- опять же в буквальном смысле, что и подтвердит через несколько минут.
А потом настали Тени -- завораживающие, прекрасные и страшные. Солору, отчаянье которого не облегчил даже наркотик, было запредельно больно -- однако и Никии ничуть не легче. И подумалось, что дары богов редко даются даром. Прав ты или виноват, сохранил или предал, но с тебя спросится полной мерой. Легко Гамзатти, что с нее взять? За данные ей мелкие чувства она расплатилась мелкой монетой: привыв иметь всё, она осуждена на вечную бесплодную борьбу за человека, которого никогда не получит. Хуже Солору, щедро наделенному силой и благородством лишь для того, чтобы посмотреть, как он будет жить в условиях, где они недопустимы. Еще хуже Никии, получившей дар яркой, мощной, чистой, как огонь, страсти. Проведя баядерку через горнило испытаний, ей выжигают душу дотла, и остается тень, невесомая оболочка, бесстрастно и горько вещающая из ледяного ада о воле богов, играющих в нас, словно в игрушки.
У моего любимого автора есть и об этом. "Но в белой тот рубашке родился, кто, взяв свое, отдаст не вдвое"...

препод

"Иван Грозный", трансляция из Большого. Лобухин!

Трансляцию стала смотреть без энтузиазма -- плохо воспринимаю балет в записи. И поначалу спокойно размышляла, насколько много лет назад виденное живое исполнение "Ивана Грозного" какой-то заезжей труппой впечатлило больше, чем то, что наблюдаю сейчас.
А во время молитвы Лобухина-Грозного после гибели Анастасии я вдруг обнаружила, что плачу. "Боже, -- обращался он, -- я червь перед тобой, и ты, а не я, знаешь, как для меня правильнее и лучше. Но ведь я навсегда теперь остался один, словно перст. Неужели без этого было никак нельзя? Неужели невозможно как-нибудь по-другому?"
И понял -- раз Бог так поступил, значит, да, иначе невозможно. Царь должен быть один, вот его и избавили от последней слабости. Как бесконечно длил Иван свидание с призраком Анастасии, не желая окончательно убивать в себе человека! Однако пришлось, и он вновь поднялся на трон уже разучившимся не только любить, но и жалеть. Причем Иван твердо верил, что не пляшет марионеткой в руках собственных демонов (овеществленные метафоры Григоровича просто ошеломляют), а с болью несет возложенный на него крест.
Лобухин -- гений. А про Григоровича я и раньше это знала...
препод

"Утраченные иллюзии" Ратманского

Почитав, как большинство отдает предпочтение составу Образцова-Холберг перед Вишнева-Лантратов (а я -- наоборот), задумалась о том, что для меня два спектакля были абсолютно о разном.
С Лантратовым и Вишневой -- о юноше, в погоне за сиюминутными удовольствиями и успехом разбазаривший главное в своей жизни -- любовь и талант. И совершенно закономерным представляется, что дальше будет "Блеск и нищета куртизанок", когда этот юноша, утратив себя, легко отдастся в сильные руки Вотрена. А еще -- о женщине, до поры до времени не знавшей настоящих чувств, потом полюбившей и обнаружившей, что без любви жить уже не в силах. Я уверена, что эта Корали скоро умрет, как и героиня Бальзака.
Во втором спектакле я увидела историю мужчины, не сумевшем правильно рассчитать свое поведение и, получив сиюминутные выгоды, потерявшего в перспективе гораздо больше. Он весьма огорчен результатом и в дальнейшем будет вести себя умнее. А брошенная им возлюбленная возвращается к покровителю не от безысходности, а потому, что не умеет жить без опоры. Попробовала, перестрадала -- и поняла, что это не для нее. И Люсьен, и Корали еще сумеют прекрасно вписаться в жизнь.
Спектакль, позволяющий увидеть в нем столь разные образы героев, так и манит посмотреть еще:).
препод

"Утраченные иллюзии", Большой в Гарнье, Вишнева-Лантратов (4.01) и Образцова-Холберг (6.01)

Для меня первый состав безусловно явился первым. Лантратов просто жил в партии Люсьена. Я чувствовала каждый его душевный порыв, понимала любое движение. Юноша, словно сошедший со страниц романа, наивный, порывистый, способный ошибаться и глубоко потом переживать. Я не видела ни танца, ни пантомимы -- я видела живого, настоящего Люсьена, со всеми его достоинствами и недостатками -- талантливого и красивого провинциала, жадного до жизни, которую может дать Париж. Он любил Корали -- однако угар Парижа любил не меньше. И лаконичный вроде бы финал словно предсказал все, что будет потом, в "Блеске и нищете куртизанок".
Вишнева была неправдоподобно прекрасна -- словно существо из другого мира. Певучие руки, божественная линия шеи... Когда Корали приходит к Люсьену и садится на софу, а он застыл у пианино, мне вдруг захотелось, чтобы эта сцена превратилась в картину Вермеера, которой я смогу наслаждаться вечно. Эта Корали взрослее и опытнее Люсьена, она с юности привыкла быть содержанкой, но с любовью столкнулась впервые. Мне вдруг вспомнилась Настасья Филипповна -- столько внутреннего драматизма и силы было в каждом движении.
В паре Образцова-Холберт акценты для меня расставились иначе. Я не увидела наивного провинциала. Элегантный, уверенный в себе красавец, которому не сразу удаются далеко идущие планы, но он не сомневается, что все кончится благополучно. Он страдает, словно принц Зигфрид, перепутавший Одиллию с Одеттой. А рядом с ним юная, простодушная Образцова-Корали. В "Сильфидах" она мне показалась скорее ангелочком, чем сильфидой. Красивейшая пара с пасхальной открытки -- глаз не оторвать. Если бы не недавние Вишнева-Лантратов, я бы думала, что лучше не бывает. Но там, где у последних была драма, здесь я увидела мелодраму. Ну, а руки Вишневой и вовсе вспоминались, словно чудесный сон.
Это ни в коем случае не претензии к Образцовой или Холбергу. Оба мне понравились -- а Вишнева с Лантратовым потрясли. Может, из-за этого вторая Флорина (Крысанова) впечатлила больше первой (Шипулиной) -- Вишнева с Лантратовым затмевали всех. В целом, если честно, в обеих Флоринах не хватило огня, объясняющего, почему Люсьен не мог не поддаться их чарам.
Зато на второй раз неожиданно открылись новые грани в партии Камюзо. Четвертого, в исполнении Симачева, я не заметила яркого характера, а шестого Минаков вложил столько сдержанной, но искренней любви к Корали, что сцена ее возвращения из проходной превратилась в одну из сильнейших.
Премьера дважды играл Овчаренко, чудесно изобразивший самовлюбленного артиста и стильно станцевавший в двух разных вставных балетах.
В общем, я очень рада, что посмотрела оба состава, и с удовольствием пошла бы еще на любой из них:).

гоблин

Легло на душу, словно это написано вчера... (нахально) причем обо мне

Не дорого ценю я громкие права,
От коих не одна кружится голова.
Я не ропщу о том, что отказали боги
Мне в сладкой участи оспоривать налоги
Или мешать царям друг с другом воевать;
И мало горя мне, свободно ли печать
Морочит олухов, иль чуткая цензура
В журнальных замыслах стесняет балагура.
Все это, видите ль, слова, слова, слова.
Иные, лучшие, мне дороги права;
Иная, лучшая, потребна мне свобода:
Зависеть от царя, зависеть от народа —
Не все ли нам равно? Бог с ними.
Никому
Отчета не давать, себе лишь самому
Служить и угождать; для власти, для ливреи
Не гнуть ни совести, ни помыслов, ни шеи;
По прихоти своей скитаться здесь и там,
Дивясь божественным природы красотам,
И пред созданьями искусств и вдохновенья
Трепеща радостно в восторгах умиленья.
Вот счастье! вот права...
препод

Не такое уж я и чудовище

Степень соответствия вашего мировоззрения с основными религиозными и антирелигиозными мировоззренческими концепциями, выраженная в процентах (жирным шрифтом выделена концепция или концепции , которые лучше всего гармонируют с вашими убеждениями):
• Иудаизм: 61%
• Буддизм: 57%
• Агностицизм: 100%
Вы - агностик. Агностики не верят в бога (богов), но при этом не отрицают, что бог или боги существуют. Многие считают агностицизм одной из веток атеизма, хотя не все агностики любят, когда их называют атеистами. Вполне очевидно, что не все атеисты являются агностиками (в частности, агностиками не являются так называемые "позитивные атеисты", которые утверждают, что бога не существует). Агностики полагают, что существование или несуществование бога не может быть доказано.

• Атеизм: 68%
• Христианство: 52%
• Сатанизм: 25%
• Ислам: 61%
• Язычество: 54%
• Индуизм: 38%