Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

препод

"Push" и "Хрустальный дворец". Ильюшкина!

"Пуш" был исполнен превосходно. Но, глядя на прекрасно танцующего Степина,особенно понимаешь, какое чудо в этой роли творит Ким. Он делает микродвижения не на каждый такт, а на каждую ноту, и тебе даже дыхание не перевести от восторга. Зато сегодня я смогла спокойно оценить спектакль целиком, солистов, кордебалет, постановку -- всё шикарно и стильно.
А дыхание было не перевести на "Хрустальном дворце", когда на сцене была Ильюшкина. Опять же, все танцевали хорошо, я получила удовольствие от каждого. Но едва вышла Мария... Трудно описать словами. Она меня поразила в этой роли ещё на недавнем дебюте, и сегодня впечатление было столь же сильным, однако совершенно иным. Я увидела существо неземное, но не всемогущее. Неподвластное путам пространства и времени, легко парящее в воздухе, в краткий миг пребывания на земле оно пыталось принести нам тот покой и мир, который царит в его душе, сперва колдуя, а затем обратившись к небесам с сосредоточенной молитвой. И в финале, когда все выскочили на сцену, счастливые, стало ясно: получилось!
Не буду уверять, что это было, но я видела не менее отчётливо, чем сейчас мир вокруг...
препод

Балеты Ратманского

Второй раз слышу в "Лунном Пьеро" вокал Сергеевой, и её удивительное пение придаёт балету дополнительную глубину. Атональная музыка ведь придумана не из праздного интереса -- она должна выводить нас из зоны комфорта. Сергеева делает это с первой же ноты, и даже сцены, которые раньше вызывали улыбку, теперь кажутся полными не безобидного юмора, а трагического сарказма. Сергеев, Зюзин и Малышев идеально вписались в мир Шёнберга, а вот про Шакирову я окончательно убедилась, что в любой роли вижу один и тот же образ Китри, гордо демонстрирующей скорость и растяжку.
В "Семи сонатах" понравились все три пары (Кондаурова-Беляков, Нагахиса-Коновалов, Матвиенко-Тимофеев), но больше всего вторая, про обоих хотелось сказать: танцует, как дышит.
И, как всегда, взбодрил нежно любимый концерт Шостаковича, особенно заводная троица Батоева-Ткаченко-Тимофеев.
препод

Вечер Стравинского. Хореография Петрова

Не скрою, шла не на премьеру, а на Сергеева. Музыка Стравинского кажется мне рассудочной и сконструированной, а "Поцелуй феи" когда-то произвел столь сильное впечатление в постановке Ратманского, что другой не хотелось.
В реальности хореография и вообще постановки как таковые очень понравились. В "Байке" и "Мавре" Петров ответил композитору адекватно, сконструировав весёлое, пародийное действие, скажу честно, скрасившее мне скуку музыки.
"Поцелуй феи" и вовсе захватил с первых секунд. Если Стравинский для меня об игре с нотами, то Чайковский, пусть обработанный, о нашей жизни. Вот Юноша Сергеева из холодного, опасного внешнего мира попадает в замкнутое пространство, где можно согреться. Однако за всё приходится платить. Агрессивные люди в чёрном отбирают... не смейтесь, мне почудилось -- смартфон, для многих сейчас олицетворяющий душу. Хотя, наверное, это был фонарик -- для меня тем более душа. И остаётся тёмное, не озаренное больше светом плотское существование, впрочем, по-своему привлекательное (первая фея -- Буланова). Можно порадоваться устроенности быта, даже увлечься девушкой (Невеста Батоева, фея в зеленом Чебыкина), и все станет вокруг голубым и зеленым... хотя, учитывая присутствие на сцене мужчины, напоминающего Чайковского, голубой лучше вычеркнем). И именно теперь, когда вроде бы все хорошо, выясняется, что жить так невозможно. Герой готов на все, чтобы вырваться из тесного мирка обратно, в опасную, зато свободную жизнь. Увы, не дают. И тут приходит... вот не знаю. Несмотря на то, что третья фея у Шакировой получилась агрессивно-страстной, глазами души я под эту музыку видела другой образ, похожий на созданный когда-то в роли Феи Лопаткиной: холодное, неумолимое призвание. Искусство, чего уж там, не отдых и не веселье, но именно оно открыло дверь на свободу. Увы, как открыло, так и закрыло -- вдохновение приходит и уходит исключительно по собственной воле. И тогда седовласый мужчина, сидевший в стороне, четко повторяя мизансцену из "Юноши и смерти", усаживает Юношу на стул и указывает на пространство, заполненное туманом: иди туда, в смерти ты найдешь свободу от всего! Но Юноша не убивает себя, как у Пети -- подобно всем нам, он до последнего борется за жизнь, судорожно бьется в житейском море, иногда вдыхая глоток искусства и стараясь не замечать, что туман смерти все ближе и ближе.
Кстати, две мои подруги увидели в этом балете совсем другое, причем обе разное. И, на мой взгляд, это лучшая рекомендация к тому, чтобы посмотреть.
препод

Творческий вечер Екатерины Кондауровой

Если спросить меня, какая отличительная черта Екатерины Кондауровой, не задумываясь, отвечу: "Сценическая красота". Причём именно сценическая. Есть очень привлекательные актрисы, которые во время спектакля словно блекнут, а тут наоборот: именно со сцены красота столь поразительна и, я бы сказала, разительна, что для меня в ролях Екатерины есть некий общий посыл -- о том, каково красоте в нашем мире.
Творческий вечер лег в то же русло. "Кармен" Кондауровой о том, что красота стремится к свободе, и когда кто-то пытается, как Хозе Аскерова, пришпилить порхающую бабочку булавкой к груди, то лишь убьёт, а не покорит. Зато Тореро Сергеева (кстати, единственный партнер, которого позвали на бенефис обе примы) подходил ей идеально. Любопытно, как меняется роль в зависимости от исполнителя! Недавний Тореро Шклярова был горд собой, а герой Сергеева -- своим призванием. И Кармен потянулась к тому редкому мужчине, у которого есть дела поважнее, чем удерживать рядом женщину. Он борется с Роком, и в нём её надежда на спасение. И, казалось, Тореро победил, однако Рок оказался хитрее, действуя руками слабовольного Хозе.
"Скрипичный концерт" Прокофьева дал передышку -- в волшебном мире искусства красота царствует и является предметом поклонения (Ермаков партнерствовал замечательно).
Но третий акт "Ромео и Джульетты" вернул нас на землю, где красавица Джульетта погибла, не в силах жить по чужой воле.
Вот такой получился бенефис. Добавлю,что Беляков чудесный Ромео, Баженова с Пономарёвым -- любимая чета Капулетти, и всё равно вырванный из контекста акт сюжетного балета не представляется мне лучшим решением. Однако Ким пошёл по тому же пути, так что скоро надеюсь проверить свое мнение на сей счёт -- а, глядишь, и изменить.
препод

"Кармен", "Юноша и смерть", "Симфония до мажор". Кондаурова, Ким, Ильюшкина!

Билет брала ради дуэта Вишневой с Кимом, а какой из двух вечеров выбрать, решила наугад. И не прогадала -- с составами повезло.
Едва Кармен Кондауровой появилась на сцене, я почувствовала, как тесно ей в том мирке, куда её забросила судьба. Яркая, сильная, глубокая, она создана совсем для другого. Хозе Аскерова, воплощение посредственности и повседневности, понятен ей с первого взгляда. Тореодор Шклярова хотя бы задал интересную задачу: как увлечь человека, занятого исключительно собой? Но в сцене гадания, когда Кармен предложили выбрать между вариантами предопределенной, не подходящей ей жизни, она, на некий миг склонившись к каждому из мужчин в надежде, твёрдо отвергла обоих и погибла даже не потому, что её любили оба, а потому, что ни один не готов был понять.
"Юноша и смерть" балет одновременно страшный и притягательный. Много раз видела в нем Вишневу и Кима с другими партнёрами, и было интересно, каковы они вместе. На мой взгляд, как Вишневой не вполне удавалась эта роль раньше, так и сейчас, зато Ким просто феноменален что артистически, что технически. В итоге история напомнила мне фильм "Господин оформитель", где погубившая художника женщина оказалась куклой, манекеном, созданным когда-то им самим. Редкий случай -- Юноша Кима казался сильнее Смерти Вишневой, и победить ее не смог лишь потому, что невозможно убить то, что изначально мертво.
Третьей шла "Симфония до мажор", которая как поразила меня много лет назад на Мариинской премьере, так и манит до сих пор. Медленную часть тогда танцевала Лопаткина, быструю Вишнева, и дивный танец их стоит перед глазами. Сегодня начали балет Нагахису, мотыльком порхавшая над сценой, и Коновалов, радующий безупречностью весь сезон. С быстрой частью виртуозно справились Батоева и Степин, финал радостно исполнили Ионова с Тимофеевым.
И, наконец, адажио. Маевский необычайно красив. Это все, что успела заметить, потому что когда Мария Ильюшкина начала танцевать, меня не стало. Или исчезла не я, а мир вокруг, и я перенеслась в волшебную страну, куда смертный может попасть лишь на 9 минут и 9 секунд? За эти короткие бесконечные минуты я пережила все лучшие мгновения. Может, их и не набралось больше за долгую жизнь, однако каждое неповторимо, и Мария, легким жестом раздвигая завесу между мирами, возвращала отнятое безжалостным временем.
Звучит нелепо, но если бы это можно было выразить словами, не требовался бы балет:). Скажу одно: музыка смолкла, я перевела дыхание и поняла, что впервые после Лопаткиной кто-то взял эту гениальную хореографию — и прожил на моих глазах. Хотя почему кто-то? Балерина Мария Ильюшкина. Я не бросаюсь этим словом, понимая, что оно -- высший титул для танцовщицы. Побоялась произнести после "Лебединого" и даже после "Раймонды", но смело пишу сейчас.
https://www.youtube.com/watch?v=ScZmhcUR4yE
препод

"Спящая красавица", Сомова-Ким-Ильюшкина

Хотя все исполнители главных ролей понравились, цельного спектакля, на мой взгляд, не получилось. В целом Сомова милая и грациозная Аврора, но выглядела она не юной девушкой, а зрелой красивой женщиной. Особенно это бросалось в глаза рядом с Кимом и Ильюшкиной. Иногда даже казалось, что Сомова выше партнера.
Вообще когда Дезире появился на сцене, я задумалась о том, что эта роль требует сочетания самолюбования и имеющихся для него оснований. И если у большинства танцовщиков проблемы со вторым, то у Кима, как ни парадоксально, с первым. Его принц если и выделялся среди придворных, то деликатностью и скромностью.
Но тут перед ним возникла фея Сирени, и всё преобразилось. Дезире на наших глазах перенесся в волшебный мир, а вместе с ним и мы. Никогда эта сцена не производила на меня столь сильного впечатления. И боролся за Аврору этот романтик не привычным бутафорским мечом, а страстно и всерьез, и тесно ему потом было в рамках декоративной вариации.
Зато на Ильюшкину роль феи Сирени села, словно влитая. Приятно наблюдать, как работа над одной партией положительно сказывается на другой, с каждым выходом добавляя уверенности и мелких, но важных акцентов.
Кстати, маэстро Гейне дирижировал, считаясь больше с Чайковским, чем с удобством артистов. Не все справлялись с темпами, но у кого получалось (например, Гусейнова-Бриллиант), впечатление было колоссальное.
Что касается Ильюшкиной, волшебная палочка её феи словно была продолжением палочки дирижёра, и единство с музыкой завораживало. Открывался смысл каждого движения, большие батманы ограждали мир от зла, а движения рук осеняли благодатью. Умом я понимала, что вижу исполнение технически сложной партии, а чудилось, что фея просто предстаёт перед нами такая, какой её создала природа.
Хочу дуэт Ильюшкиной и Кима!
препод

Концерт балета. Ильюшкина и Ким!

Не скрою, "Кармен" разочаровала. По мне, у Шакировой, Корнеева и Тимофеева получилась история юной резвушки, которая была не в силах выбрать между просто серьёзным мальчиком и серьёзным мальчиком-мажором. Весь мой интерес переместился на острых, трагичных, глубоких Коррехидора Зенина и Рок Чебыкиной. Раньше я не замечала, как много у них танца!:)
Впрочем, в театр я пришла ради второго, сборного акта -- а точнее, ради Никии-Ильюшкиной. Даже в коротком кусочке она поразила. Как некогда Лопаткина, Ильюшкина двигалась бесшумно, медленно и плавно, словно в волшебном подводном царстве, где всё иное, чем на земле. Просто мечтаю увидеть партию целиком!
И не в силах не добавить: если я ещё понимаю, как Ильюшкина сумела заворожить за три минуты Никией-тенью, то как Ким мог душу мне перевернуть, танцуя Али в па-де-труа -- вроде бы чисто техническом, бьющем на внешние эффекты? Да, он летал и вертелся вихрем -- но этот вихрь изображал живого, удивительного человека с его историей и чувствами! Ким исполнял набившие оскомину вариации так, словно от результата зависит, наступит ли сегодня конец света или мы с вами ещё поживем. И мы с вами ещё поживем!:)
препод

"Раймонда", Ильюшкина-Корнеев-Беляков

Ура, Ильюшкиной дали повторить "Раймонду"! Всё же первое выступление -- обычно волнение и, даже при идеальном раскладе, немного проба сил. Всегда интересно потом наблюдать, как артисты дорабатывают свои партии, отшлифовывая малейшие детали.
Технически вышло почти безупречно. Восхищает даже не невероятный баланс или длинная прыжковая диагональ, какую осилит не каждая прима, а то, что переход от движения к движению происходит ровно в музыкальный акцент, не раньше и не позже. В финале во время фортепьянной вариации я отчётливо видела, как Мария разговаривает с каждой нотой, отвечает ей, становится ею. Даже слезы выступили у меня на глазах от волшебной ясности этой музыки и совершенства хореографии, плывущей по её волнам. Вот несколько тактов о нас, гостях, -- приятно, что нам здесь рады. Потом -- о власти и долге, об обязательствах, добровольно и навсегда взятых. И вдруг, снимая пафос, -- о любви: лёгкое, деликатное и одновременно нежное движение к партнёру (простите, Корнеев и Беляков, вы оба хороши, однако магнитом для моих глаз была Раймонда -- смотришь и боишься пропустить хоть одно движение).
А ещё в Ильюшкиной проступила, я бы сказала, черта истинной Балерины -- невидимая связь со всеми, находящимися на сцене, включая статистов и кордебалет. Словно именно она держит в руках нити, соединяющие отдельных исполнителей и отдельные фрагменты в цельный спектакль. Кивок головой арабчонку совсем иной, чем тётушке или подруге, однако никто из них ни на миг не забыт.
Какой была эта Раймонда? Сперва -- игривой, словно котёнок, и при том аристократичной не только по происхождению, но и по натуре. Благородство каждого движения, включая душевные, для неё естественно. Абдерахман вызывает почти детское любопытство: "Какие странные эти сарацины и как хорошо, что мы иные". Эту Раймонду трудно обвинить в том, что та завлекала шейха: она отчетливо давала понять, насколько он ей чужд. Какой нежностью светилась она, общаясь со своими -- и как всё моментально превращалось в формальную вежливость при взгляде на Абдерахмана.
Однако мне лично близка мысль, что прежде, чем сделать выбор, стоит понять, от чего отказываешься. Мне показалось, именно об этом был сон. Нежнейший, волшебный дуэт с Жаном де Бриеном -- и появление загадочного незнакомца, с которого Раймонда сбросила покрывало без тени страха. Эта девушка не боялась посмотреть в глаза собственным демонам, и той части души, где таилась тяга к беззаконным стихиям и неконтролируемой страсти, было сказано решительное "нет".
При встрече потом с Абдерахманом наяву обнаружилось, что честность Раймонда ставит даже выше вежливости: раз шейх не понимает вежливого отказа, она отвергает его совсем уж прямо. Но чувство долга и любовь к родным еще выше, и если тетушка велит общаться с гостем, значит, так надо. Возможно, именно сравнение с буйным миром пришельца помогло ей сильнее оценить то, что вокруг. Удивительное взаимопонимание было с Сибилой (Михайловцева), подругами (Гончар, Хитеева), трубадурами (Тимофеев, Мамедов). Ни одного проходного жеста или танца, все наполнено смыслом.
Гран па стало кульминацией, вершиной. Свершилась, Раймонда нашла себя, алмаз окончательно огранился в бриллиант -- безупречный, но индивидуальный, сверкающий, но не вульгарный, твёрдый, но такой нежный и хрупкий на вид...
Как же я люблю эту девочку и этот спектакль!
препод

"Пахита". Мария Ильюшкина...

Вообще-то я дала себе обещание не ходить на спектакль, если там нет минимум дуэта любимых артистов. Столько раз обжигалась, повторяя потом, что не бывает хлопков одной ладонью! Хорошо, когда пары подбираются гармонично. Например, Хорева-Париш -- замечательный вариант, экономящий мне деньги.
Так я сказала себе, в очередной раз просматривая составы в поисках Марии Ильюшкиной. А её всё не было и не было, кроме как подругой Пахиты (помните фразу из фильма "Лев Гурыч Синичкин": "И тут ты подхватишь мне шлейф"? Вот примерно оно).
В итоге сама не пойму, как, но я оказалась при билете:). Конечно, можно убеждать себя, что на концерт, где Ильюшкина исполняет одну красивую вариацию, я ведь пошла бы? Вот и будем считать, что здесь концерт, да ещё с участием Булановой, Хитеевой, Тимофеева. Хотя в целом, наверное, это наглядная демонстрация силы любви и превосходства её над... да над всем, чёрт возьми!:)
По сравнению с вчерашним вечером было полное ощущение, что смотришь другой спектакль. Основной дуэт добросовестно выполнял свою сложную работу, однако я по возможности наблюдала за другими. Вчера Кристина Батоевой была цыганкой себе на уме, понимающей, что с такими данными она обязательно поймает удачу за хвост -- и не сомневаюсь, что поймала. В противовес ей героиня Евсеевой сегодня была довольна своим положением и упивалась каждым мигом, каждым движением, транслируя радость в зал. Молодой цыган Белякова походил на героя старого приключенческого романа, а цыган Еникеева -- скорее герой новой экранизации этого романа. Клементе Залеева -- сильный, самолюбивый, потерявший голову от страсти, а у Тимофеева мягкий, нежный, трепетно влюблённый. Кардуча Шакировой отличалась целеустремленностью, а героиню Булановой захлестывали эмоции. Причём каждая трактовка выглядела естественно. Кстати, для меня то, что хореография позволяет артистам раскрыться по-разному, очень важно.
Любимая Машенька Ильюшкина в роли цыганки радовала глаз, то кокетничая, то с упоением гадая. Знаю, для многих странно, почему пишу об этом, а не о технике. Но выходящие на сцену Мариинки обычно владеют мастерством, а от случайных ошибок не застрахован никто. Для меня техника без артистизма скучна. Артистизм -- это ведь не работа лица, а работа души, и он важен даже в отсутствие сюжета. Я бы сказала, именно он позволяет связать два важнейших языка -- музыки и тела. И ничего не могу поделать, если когда Хорева в гран па поднимает руку, я вижу попытку сорвать висящий на ниточке предмет: с первого раза не вышло, значит, подскочу! А когда Париш подкручивает партнершу, в жесте нет желания к ней прикоснуться -- один страх уронить. И вдруг всё преобразилось. Зазвучала музыка (медленно-медленно, тихо-тихо, спасибо, маэстро Гейне!), и появилась волшебная фея, протянувшая руку к небесам, с которых льется свет, и открывшая портал в рай, из которого она с отстранённой улыбкой, вслушиваясь в иномирные звуки, черпала счастье и отдавала его нам. И стало ясно, что всё будет хорошо, потому что жизнь прекрасна.
Я не знаю, как Ильюшкина это делает, но с ужасом думаю, что собиралась пропустить этот спектакль.
https://youtu.be/epAvx28ndKc
препод

"Раймонда", Ильюшкина-Корнеев-Беляков

Честно говоря, узнав, что любимой Ильюшкиной дали "Раймонду", испытала не только радость, но и опасение. Этот балет многие считают скучным, а для меня партия Раймонды -- вершина классики с гениальным прорывом в неоклассику Баланчина. Тут не спрятаться ни за яркий характер, ни за драматический сюжет, ни за эффектную виртуозность. Ничего, кроме невероятной музыки и идеально отражающей ее хореографии -- сложной, разнообразной, глубокой. И либо танцовщица будет смыта этой мощной стихией, либо возьмет ее под контроль, наполнит силой своей личности, вскроет потаенные смыслы.
Ведь история явно не о том, что некоторые барышни предпочитают блондинов брюнетам:). А о чем же? Например, о культуре и благородстве. Мы привыкли верить, что вершина счастья -- не знать ограничений и поступать, как заблагорассудится. Мысль, что стремиться можно к иному -- становиться лучше или хотя бы лучше себя вести, -- кажется старомодной. Тем не менее, именно ее я вынесла из сегодняшнего вечера.
Перед нами протекла история взросления. Раймонда Ильюшкиной менялась от вариации к вариации. Сперва юная девочка, живущая в мире искусства, для которой стихи, танцы и портрет привлекательнее живого страстного мужчины. При этом веселая и резвая: вариация с шарфиком неожиданно напомнила мне игру с котенком:). Однако Абдерахман влюбился в Раймонду не случайно: он чувствовал в ней скрытый огонь. Она вполне могла бы жить так, как он, ее порывы не менее сильны, но в сцене сна она заглянула себе в душу, сделав выбор и осознанно предпочтя порядок хаосу, сдержанность и благородство стихийному проявлению чувств, самоограничение вседозволенности.
Наверное, сон поразил меня сильнее всего. Музыка звучала то невероятно медленно, то мгновенно убыстрялась. Я боялась, Мария не справится с темпами, однако все получилось, причем нарастало впечатление нереальности. Диагональ вперед она словно летела по воздуху, а назад пронеслась через всю сцену в труднейших па так легко, что у меня дыхание перехватило. Адажио вообще волшебное! А когда Раймонда сняла покрывало с Абдерахмана, я замерла от ужаса и одновременно решимости посмотреть собственному страху в глаза.
Сразу скажу о партнерах. Беляков купался в роли шейха, искрясь мощью и страстью. Корнееву не очень далась вариация, однако роль благородного рыцаря вполне получилась. А главное, оба были надежны (попробовали бы нашу девочку уронить -- задушила бы собственными руками, невзирая на их мечи выше моего роста).
Во втором акте Раймонда предстала повзрослевшей. Ей было не в радость общаться с Абдерахманом, однако она уже понимала, как часто ей придется предпочитать тому, что хочется, то, что должно. И, сравнивая не скрывающего вожделений шейха с милыми сердцу воспитанными друзьями, она убеждалась, что сделала верный выбор.
А потом грянуло гран па. Спектакль в целом был удачным, все танцевали прекрасно, но я увидела то, к чему нас незаметно и неуклонно вели первые два акта: девочка превратилась в королеву, алмаз в бриллиант, и когда Раймонда Ильюшкиной повторяла общие движения, она выделялась не цветом пачки, а красотой и благородством. На миг она показала нам свой прежний веселый нрав -- он никуда не делся, сохранившись в душе, -- но в вариации уже королева милостливо приветствовала каждого из гостей... да нет, нас, сидящих в зале! Душу наполнило чувство, что нас любят, приглашают приходить еще -- и мы благодарно отбивали ладоши, семь раз вызывая артистов на поклон.
Даже не припомню такого мощного дебюта. Мне повезло, что я на нем была.