препод

"Кармен", "Юноша и смерть", "Симфония до мажор". Кондаурова, Ким, Ильюшкина!

Билет брала ради дуэта Вишневой с Кимом, а какой из двух вечеров выбрать, решила наугад. И не прогадала -- с составами повезло.
Едва Кармен Кондауровой появилась на сцене, я почувствовала, как тесно ей в том мирке, куда её забросила судьба. Яркая, сильная, глубокая, она создана совсем для другого. Хозе Аскерова, воплощение посредственности и повседневности, понятен ей с первого взгляда. Тореодор Шклярова хотя бы задал интересную задачу: как увлечь человека, занятого исключительно собой? Но в сцене гадания, когда Кармен предложили выбрать между вариантами предопределенной, не подходящей ей жизни, она, на некий миг склонившись к каждому из мужчин в надежде, твёрдо отвергла обоих и погибла даже не потому, что её любили оба, а потому, что ни один не готов был понять.
"Юноша и смерть" балет одновременно страшный и притягательный. Много раз видела в нем Вишневу и Кима с другими партнёрами, и было интересно, каковы они вместе. На мой взгляд, как Вишневой не вполне удавалась эта роль раньше, так и сейчас, зато Ким просто феноменален что артистически, что технически. В итоге история напомнила мне фильм "Господин оформитель", где погубившая художника женщина оказалась куклой, манекеном, созданным когда-то им самим. Редкий случай -- Юноша Кима казался сильнее Смерти Вишневой, и победить ее не смог лишь потому, что невозможно убить то, что изначально мертво.
Третьей шла "Симфония до мажор", которая как поразила меня много лет назад на Мариинской премьере, так и манит до сих пор. Медленную часть тогда танцевала Лопаткина, быструю Вишнева, и дивный танец их стоит перед глазами. Сегодня начали балет Нагахису, мотыльком порхавшая над сценой, и Коновалов, радующий безупречностью весь сезон. С быстрой частью виртуозно справились Батоева и Степин, финал радостно исполнили Ионова с Тимофеевым.
И, наконец, адажио. Маевский необычайно красив. Это все, что успела заметить, потому что когда Мария Ильюшкина начала танцевать, меня не стало. Или исчезла не я, а мир вокруг, и я перенеслась в волшебную страну, куда смертный может попасть лишь на 9 минут и 9 секунд? За эти короткие бесконечные минуты я пережила все лучшие мгновения. Может, их и не набралось больше за долгую жизнь, однако каждое неповторимо, и Мария, легким жестом раздвигая завесу между мирами, возвращала отнятое безжалостным временем.
Звучит нелепо, но если бы это можно было выразить словами, не требовался бы балет:). Скажу одно: музыка смолкла, я перевела дыхание и поняла, что впервые после Лопаткиной кто-то взял эту гениальную хореографию — и прожил на моих глазах. Хотя почему кто-то? Балерина Мария Ильюшкина. Я не бросаюсь этим словом, понимая, что оно -- высший титул для танцовщицы. Побоялась произнести после "Лебединого" и даже после "Раймонды", но смело пишу сейчас.
https://www.youtube.com/watch?v=ScZmhcUR4yE
препод

"Раймонда". Новикова -- прима! А Сергеев гений:)

Сегодня была судьбоносная "Раймонда" -- Олесе Новиковой наконец присвоили звание примы. В сердцах балетоманов этот статус у неё давно, но, скажу честно, я уже не верила, что руководство Мариинки прозреет, и очень рада, что это произошло.
Раймонда Новиковой не похожа на остальных. В привычной версии Сергеева неожиданно проступает постановка Вихарева, в которой Олеся блистала в Ла Скала, -- более декоративная и стильная, словно оживает иллюстрация из старинной книги и в наш мир приходит Прекрасная Дама, идеальная и нереальная.
В эту концепцию вполне вписался Жан де Бриен Париша, зато Абдерахман Сергеева изначально был обречён. Мы, как и положено, наблюдали за противостоянием двух миров. Сергеев своим удивительным умением, оставаясь личностью, вписывать героя в жизнь кордебалета уже не впервые открыл мне новые акценты в сто раз виденном балете. Когда во втором акте на сцену выбегала его свита в алом, это ведь был огонь страсти Абдерахмана, разгоравшейся всё сильнее, до чёрных углей в костюмах панадероса. Абдерахман понимал, что лишь пугает Раймонду, не зря одетую в пачку бирюзового цвета, цвета прохладной воды и льда, однако все равно надеялся, что "страсть растопит этот хлад", да и просто не мог остановиться -- на то он и огонь. А как он умирал -- яростно, ярко, любя и ни о чем не жалея... возмутительно и восхитительно неуместный в этом строго расчерченном мире.
В целом сегодня был очень удачный спектакль, но хочу отдельно сказать еще о двоих. Коновалов раз от раза танцует все лучше, и сегодня его Трубадур был просто безупречно стилен и техничен -- глаз не отвести. А Чебыкина так исполнила медленную вариацию, что я вспомнила юную Лопаткину с ее неподражаемой кантиленой.
Итак, в Мариинке одной примой больше. Искренне надеюсь, с этим выбором не будет спорить никто, настолько он очевидный и долгожданный. Ура!
препод

"Каменный цветок", Терешкина-Осмолкина-Ермаков-Сергеев

Редко выпадает такая удача – чтобы в любимом спектакле дали полностью идеальный кастинг. И вот я дождалась!


Едва зазвучала яркая, говорящая музыка Прокофьева, а на заднике высветились декорации Вирсаладзе – ожившие картинки из сказов Бажова моего детства, — как я выпала из привычного мира, забыв обо всем, кроме происходящего на моих глазах.


Григорович – гений! Многие рассказывали средствами балета о свойствах страсти, а вы попробуйте, как он, – о свойствах власти. Потом будут Мехменэ, Красс, Грозный, а начиналось все с «Каменного цветка». Власть и художник, власть и любовь, власть и народ – все идет отсюда.


Ермакову, как мне кажется, очень близка тема творческого поиска, и Данила-мастер у него получается живой и глубокий. Ты прекрасно понимаешь его метания и не удивляешься, почему Катерина прощает ему все. Ах, какая у Осмолкиной Катерина! Тихая, но твердая, скромная, но гордая, покладистая, но непреклонная. Однако нам рассказали легенду не о любви… точнее, не только о любви, а о России. Легенду старую и при том болезненно актуальную. 


Collapse )
препод

"Спящая красавица", Сомова-Ким-Ильюшкина

Хотя все исполнители главных ролей понравились, цельного спектакля, на мой взгляд, не получилось. В целом Сомова милая и грациозная Аврора, но выглядела она не юной девушкой, а зрелой красивой женщиной. Особенно это бросалось в глаза рядом с Кимом и Ильюшкиной. Иногда даже казалось, что Сомова выше партнера.
Вообще когда Дезире появился на сцене, я задумалась о том, что эта роль требует сочетания самолюбования и имеющихся для него оснований. И если у большинства танцовщиков проблемы со вторым, то у Кима, как ни парадоксально, с первым. Его принц если и выделялся среди придворных, то деликатностью и скромностью.
Но тут перед ним возникла фея Сирени, и всё преобразилось. Дезире на наших глазах перенесся в волшебный мир, а вместе с ним и мы. Никогда эта сцена не производила на меня столь сильного впечатления. И боролся за Аврору этот романтик не привычным бутафорским мечом, а страстно и всерьез, и тесно ему потом было в рамках декоративной вариации.
Зато на Ильюшкину роль феи Сирени села, словно влитая. Приятно наблюдать, как работа над одной партией положительно сказывается на другой, с каждым выходом добавляя уверенности и мелких, но важных акцентов.
Кстати, маэстро Гейне дирижировал, считаясь больше с Чайковским, чем с удобством артистов. Не все справлялись с темпами, но у кого получалось (например, Гусейнова-Бриллиант), впечатление было колоссальное.
Что касается Ильюшкиной, волшебная палочка её феи словно была продолжением палочки дирижёра, и единство с музыкой завораживало. Открывался смысл каждого движения, большие батманы ограждали мир от зла, а движения рук осеняли благодатью. Умом я понимала, что вижу исполнение технически сложной партии, а чудилось, что фея просто предстаёт перед нами такая, какой её создала природа.
Хочу дуэт Ильюшкиной и Кима!
препод

Концерт балета. Ильюшкина и Ким!

Не скрою, "Кармен" разочаровала. По мне, у Шакировой, Корнеева и Тимофеева получилась история юной резвушки, которая была не в силах выбрать между просто серьёзным мальчиком и серьёзным мальчиком-мажором. Весь мой интерес переместился на острых, трагичных, глубоких Коррехидора Зенина и Рок Чебыкиной. Раньше я не замечала, как много у них танца!:)
Впрочем, в театр я пришла ради второго, сборного акта -- а точнее, ради Никии-Ильюшкиной. Даже в коротком кусочке она поразила. Как некогда Лопаткина, Ильюшкина двигалась бесшумно, медленно и плавно, словно в волшебном подводном царстве, где всё иное, чем на земле. Просто мечтаю увидеть партию целиком!
И не в силах не добавить: если я ещё понимаю, как Ильюшкина сумела заворожить за три минуты Никией-тенью, то как Ким мог душу мне перевернуть, танцуя Али в па-де-труа -- вроде бы чисто техническом, бьющем на внешние эффекты? Да, он летал и вертелся вихрем -- но этот вихрь изображал живого, удивительного человека с его историей и чувствами! Ким исполнял набившие оскомину вариации так, словно от результата зависит, наступит ли сегодня конец света или мы с вами ещё поживем. И мы с вами ещё поживем!:)
препод

"Анна Каренина", Новикова-Сергеев

  После недавней поразительной «Анны Карениной» с теми же исполнителями идти на спектакль было немного боязно: вдруг чудо не повторится? А не идти невозможно.

  Чудо не повторилось — оно было другим:). Если в прошлый раз ошеломил накал затмевающей разум, воистину безудержной страсти, то сегодня — многогранность, развитие, тонкость созданных образов. Страсть тоже была — в финальном дуэте первого акта героев так притянуло друг к другу, что ощущаешь на собственной шкуре, почему они в одночасье пустили под откос свои жизни: потому что иначе не могли. Когда заболевшая Анна решила расстаться с Вронским (чего стоил ей, всем телом рвавшейся к нему, отстраняющий жест!), его в вариации (о да, этот неистовый выплеск -- хореографически безупречная классическая вариация) корежило так, что и я скорчилась от боли, мечтая выстрелить в себя, чтобы это прекратить. Потом так же нестерпимо мучилась Анна, у которой действительно не было другого выхода, кроме как броситься под поезд: есть мучения, терпеть которые невозможно. Не представляю, как артисты выдерживают подобный накал чувств. 

  Я впервые обнаружила, что эти две сцены параллельны — как и сны Вронского и Анны, людей, не похожих на остальных и созданных, чтобы быть вместе. С Вронского на наших глазах слетела внешняя шелуха фатовства, а Анна из серьезной дамы в черном превратилась в юную девочку в светлом легком платье. В какой-то миг мне почудилось — все у них будет хорошо (только не спрашивайте, читала ли я Толстого:)). Но мы не свободны от бессмысленных и жестоких законов окружающего мира — сейчас не меньше, чем тогда. Вронский надеялся на здравый смысл, Анна же поняла, что надежды нет (очень мощная получилась сцена в театре). 

  Новикова и Сергеев — премьеры моего сердца, и неважно, какой у них статус:). Однако был еще артист, от которого не могла оторвать глаз. Пономарев делает из маленькой роли Капитоныча шедевр, некоего волшебного домового, хранителя домашнего очага. И не могу не сказать о Ратманском, у которого каждая нота партитуры Щедрина наполняется смыслом и оживает перед нами. Конечно, если танцуют такие артисты, как сегодня.  

препод

"Корсар", Ильюшкина-Шакирова-Ермаков-Ким

  Лучший «Корсар» из виденных за последние годы! Уже первый выход Медоры-Ильюшкиной выплеснул такую энергетику, что стало ясно: драйв, которого мне не хватило в недавнем «Дон Кихоте», сегодня получу сполна.

  Очень удачный подобрали состав исполнителей: воздушная, романтическая Ильюшкина-Медора и земная, темпераментная Шакирова-Гюльнара оттеняли друг друга, демонстрируя очарование двух разных типов женщин. Стильный, ироничный Конрад Ермакова, очаровательный хитрый Ланкедем Зюзина, виртуозный Али Кима (удивительно даже не то, что к своей волшебной стремянке Ким добавил магический вращатель, позволяющий нарушать очередные законы физики, а то, что из этих чисто технических вещей он умудряется создать незабываемый, живой, осмысленный в каждом движении образ). Прекрасен был кордебалет, а главное, все находились в радостном естественном взаимодействии, словно пришли на праздник и позвали с собою нас, зрителей.

  Эта праздничность фейерверком била в па-де-труа и Оживленном саду. Прекрасно, что Марии Ильюшкиной досталась партия, где можно продемонстрировать не только технику, драматизм и музыкальность, но и чувство юмора. Эта Медора знала толк в обращении с мужчинами, а чего не знала, доучивала на ходу! Артистка замечательно балансировала между серьезным отношением к классической хореографии и веселой игрой в старинный театр. Казалось, нет ничего естественнее и радостней, чем проскакать через всю сцену на одной ножке или крутить фуэте. И я вместе с нею крутилась и скакала, улыбаясь во весь рот. В наши дни это дорогого стоит...

препод

"Дон Кихот", Батоева-Шкляров

Батоева -- девушка, что называется, с двойным дном (я сказала, по меньшей мере:)). Особенно это заметно в ролях, которые по сути являются довольно плоскими, вроде Пахиты или Китри. Натура танцовщицы придаёт им неожиданный объём, заставляя открываться по-новому -- так, что наслаждаешься каждой мелочью. Технически тоже получилось блестяще, а какие батманы! (И ноги в этих батманах!)
Шкляров шикарно станцевал вариацию с кастаньетами, остальное не без огрехов, а на его поддержках я вспоминала фразу Карлсона: "Не волнуйся, Малыш, если я устану, я тебя просто сброшу". К тому же Базиль так любовался собой, что мало отличался от Гамаша.
На месте Китри я бы выбрала Эспаду Белякова. Приятно видеть, как артист прорабатывает роль и раз за разом танцует всё лучше. Появились стремительность истинного тореодора, уверенность покорителя сердец, умение держать в сцену и зал.
Порадовали любимые девочки -- Ильюшкина с невесомой диагональю Повелительницы дриад, неистовая Мерседес-Белик, стильная и изящная Селина в вариации. Я получила удовольствие от спектакля, однако той искры между главными героями, которую хочется видеть в этом балете, увы, не обнаружила.
препод

"Бахчисарайский фонтан", Новикова-Кондаурова-Сергеев

После недавней "Анны Карениной", где Новикова неожиданно предстала иной, чем обычно, я с особым интересом ждала её в "Бахчисарайском фонтане" .
Мария тоже показалась более темпераментной, чем всегда. Их дуэт с Вацлавом Сергеева на глазах превращался из юношески романтичного в живой и страстный. Впрочем, с подобным Вацлавом это не удивительно. Я смотрела на эту пару и думала, как ужасно, что война разрушила жизнь, для которой оба были предназначены природой и воспитанием. Жуткая сцена, когда Вацлав видит Гирея со свитой и, ясно понимая, что такое количество врагов не победить, выбирает того, чья смерть может, внеся панику, дать Марии шанс спастись -- и бросается вперёд, словно на амбразуру. Наглядно видно, как с гибелью любимого мир Марии окончательно рухнул. Но даже тогда она не сломалась, потому что оказалась очень сильна.
Тем интереснее был конфликт с другой сильной женщиной -- Заремой Кондауровой. Ситуация усугублялась тем, что Романчикову, на мой взгляд, над Гиреем ещё работать и работать, чтобы не померкнуть рядом с партнёршами. В итоге мне казалось, что хотя Зарема любила хана, тот вовсе не являлся единственным смыслом её существования. Она, созданная для власти, через многое прошла, пока добилась своего положения, и не намерена была его терять. Даже в самые тяжёлые мгновения мозг её анализировал ситуацию, пробуя одно средство за другим. Мария сохраняет душу, отказываясь приноравливаться к обстоятельствам, а Зарема -- наоборот, используя их. Ни одну это не спасло, однако у меня осталось странное чувство их победы на Гиреем. Зарема, убив Марию, нашла единственный способ навсегда остаться в его памяти, а Мария, умерев, лишила его последнего шанса хоть когда-нибудь получить то, о чём мечтал.
На фоне блеклого хана особенно впечатлил Нурали в исполнении Осава-Горовица. Феноменальные прыжки были исполнены не просто динамично, а так, что в них отражалась вся восточная иерархия с пренебрежением к низшим и раболепством перед высшими. Очень захотелось увидеть этого артиста в других ролях.
препод

"Анна Каренина", Новикова-Сергеев

Спектакль получился замечательный. Ощущение, что приезд хореографа смахнул легкий налет рутины и придал каждому эпизоду особую свежесть и остроту. Мне понравились все, но центром притяжения, как положено, были Анна Новиковой и Вронский Сергеева.

Неоднократно видела обоих в «Анне Карениной», однако сегодня они были иными. Герои показались идеально вписанными в светское общество,  и не случись судьбоносной  встречи, Вронский так и остался бы самодовольным фатом, а Анна – высокомерной столичной штучкой. Оба даже не догадывались, сколько в них нереализованного  потенциала, и поначалу привычно пытались получить друг от друга желаемое, не поступившись душевным комфортом. Любовь они принимали за страсть. Но броня уже дала трещину, а окончательно разбилась вдребезги, когда Анна и Вронский отдались друг другу. Удивительный был дуэт:  полностью одетые мужчина и женщина делают почти классические па, а тебе неловко от ощущения, что подсматриваешь за самым интимным, не предназначенным для чужих глаз. 

Collapse )