avrorova (avrorova) wrote,
avrorova
avrorova

Categories:

"Баядерка", Ильюшкина-Евсеева-Кайшета. И я:)!

Не скрою, спроси меня, какую новую роль дать Марии Ильюшкиной, это была бы Жизель, или Аврора, или Джульетта, но никак не Никия. Однако меня не спрашивали. В итоге встала с ощущением, что мне сегодня танцевать сложнейшую премьеру. Тщетно убеждала психику: не мне! Ан нет, даже кофий с утра пила безо всякого удовольствия:). Так что впечатления будут изнутри -- тем более, сидела я очень близко.
Однако начну с Солора. По мне, Кайшета не принц, зато роль индийского воина для его южного типажа совершенно органична. Технически есть, куда расти, но для дебюта замечательно. И образ удался. Юный Солор ворвался на сцену, лучась невероятным счастьем. Военная победа, любовь прекрасной девушки -- о да, у меня есть всё, а будет ещё больше! К радже он пришёл с готовностью к очередному подарку судьбы. Но подарок оказался с подвохом: приглашение к браку с принцессой. Любопытны отличия от того, что позавчера я видела у Кима. Солор Кима делал выбор сам, а герой Кайшеты бросился за советом к старшему другу (кстати, Баймурадов буквально из ничего создал шикарную роль), а тот сказал: делай, что положено. И Солор автоматически, бездумно подчинился ритуалу, ибо это и впрямь легче всего. А потом втянулся: оказывается, неплохо быть мужем наследницы престола. Огорчительно, конечно, что вместо любимой Никии рядом ненужная Гамзатти, однако плюсов больше, так что приходится терпеть. И если в начале третьего акта герой Кима сокрушался от того, что нарушил священный обет, то Солор Кайшеты сетовал: знать бы заранее, что нарушители клятвы так сильно потом страдают, ни за что бы ни клялся! Оба образа очень естественно ложатся на сюжет.
А теперь о Никии. Она служила богам, которые были для нее не меньшей реальностью, чем люди вокруг. Даже большей: от многих людей она закрыта, зато с богами общалась каждый миг, знала, что они видят ее и слышат -- разве что не всегда отвечают так, что их легко понять. В первой вариации она... нет, не просила у них прощения, скорее пыталась объяснить: я люблю Солора, потому что иначе не могу. Даже если это плохо, поделать я ничего не в силах. Но хотела бы дождаться знака: плохо или нет? И знак был дан -- Великий брамин признается Никии в любви. Гневно отвергая его домогательства, она осуждает и себя: боги запрещают нам любовь! Уже в этот миг она предчувствует расплату.
Но впереди встреча с Солором, и счастье Никии ничуть не меньше от того, что она готова расплатиться за него жизнью. Я вдруг увидела в вариации ожидания трогательные моменты, когда Никия поднимает взгляд на вспорхнувшую птицу, вслушивается в шелест кустов: нет, этот шорох не приход любимого, опять не он. И вот появляется он, и она понимает: невозможно сравнивать преступную страсть брамина и свое богами данное единство с этим человеком! В объятиях Солора Никия изгибалась с естественным сладострастием юной невинности, а его клятву приняла как явное благословение богов. На помолвке Гамзатти, не зная, кто жених, она с радостью выполняла миссию баядерки: просила у богов счастья этому браку. Вставной вроде бы танец вернул сакральный смысл. Страшную вещь скажу: у меня слезы навернулись на глаза. Помните сцену в "Обыкновенном чуде", когда Хозяйка плачет, видя вместе Принцессу и Медведя? Она-то знает, что все плохо, а они нет. Так и здесь Никия Марии безгранично верит в доброту и справедливость богов, в то, что они на стороне любви. А изменивший Солор -- вот он, уже прячется у кулисы.
Когда Гамзатти сообщила Никии, кто жених, та не возревновала. Для нее клятва над священным огнем настолько непреложна, что об измене не может быть речи. Тут-то Гамзатти и испугалась. Мне показалось, героине Евсеевой не так уж нужен был Солор (как оценивающе она оглядела его портрет: брать или нет? Пожалуй, брать, да поскорее!:). Однако она привыкла получать все, что наметила. Никия поняла это и за кинжал схватилась не убить соперницу, а освободить любимого. Схватилась, ведомая высшей силой, и ужаснулась, опомнившись.
На свадьбу она пришла не напомнить о себе, не просить, а испить до дна положенную чашу. Мария весь спектакль станцевала технически блестяще, но тут меня особенно потрясло, как она медленно поднимается на пуант (кажется, так делает только Терешкина?) и застывает, обращаясь к богам: нельзя ли, чтобы я мучилась хоть немножко меньше? Да, я поняла, что нельзя. Вот такое моление о чаше. И вдруг -- цветы от любимого и поток невероятного счастья. Мир справедлив, боги милосердны, любовь сильнее власти -- все утраченные иллюзии юности нахлынули на меня в танце Никии с корзиной. Но, в отличие от баядерки, я знала, что в корзине смерть, и меня колотило от этого контраста.
Иногда в Тенях кажется, Никия по-прежнему любит Солора. Сегодня я увидела Немезиду. Страшным испытанием боги освободили Никию от земной кармы, сделав богиней той самой справедливости, о которой она когда-то мечтала. А справедливость означает, что прощения нет: око за око, зуб за зуб, и лучшее, о что может случиться -- полное забытье. Ох, как страстно захотелось мне после этого ветхозаветного финала увидеть Марию в новозаветной "Жизели", где побеждает не справедливость, а любовь.
И не говорите, что любовь слепа, а красота в глазах смотрящего, даже спорить не стану. Мне абсолютно всё равно, объективно моё счастье или субъективно, главное, что оно было!
Tags: Баймурадов, Баядерка, Ильюшкина, балет
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments