avrorova

Category:

"Лебединое озеро", Кондаурова-Беляков

Боюсь заранее сообщать, сколько «Лебединых озер» в моих ближайших планах:). Однако не могу не отметить, что составы вызывают чистую, ничем не замутненную радость. 

Сегодня танцевали Кондаурова с Беляковым – один из гармоничнейших дуэтов театра. И вдобавок: Изместьев-шут (просто блеск и технически, и артистически), Баженова-Владетельная принцесса (аристократка до мозга костей), в характерных танцаз любимые Петушкова (огонь), Зенин и Малышев (оба — харизма и стиль), Селина и Белик (обе – легкость и грация)! Отдельно хочу отметить Залеева, наполнившего вставной образ из па-де-труа глубиной и смыслом. Теперь мечтаю увидеть, как после праздника этот прекрасный юноша, бросив придворных жеманниц, отправится развеяться в деревню, где встретит пейзанку Жизель, и жизнь его перевернется. 

Но главным, конечно, было другое. Кордебалет завораживал. 18 танцовшиц вместо 24, однако, возможно, от разреженности впечатление даже сильнее. А едва появлялась Мария Ильюшкина-большой лебедь, мой глаз автоматически цеплялся за ее силуэт, не в силах оторваться. 

И, конечно, дуэт. Хотя Белякову есть, куда расти что технически, что артистически, он несомненный Зигфрид – красивый, благородный, простодушный, уверенный в себе. Одетта Кондауровой уже не впервые поражает меня полной естественностью образа лебедя и одновременно девушки. Так не бывает, однако вот она перед нами: плывет, взметая крылом воду, выгибает дивную шею, взлетает и опускается – и при том рассказывает принцу свою горькую историю. Только где ему понять? Он твердит одно: «Ты самая красивая, я люблю тебя и на тебе женюсь». И в какой-то миг она сдалась, не в силах больше быть несчастной, прислонилась к крепкому плечу и поверила.

А потом на бал явилась Одиллия, и была она столь же счастлива, сколь несчастна Одетта. В ее убежденности в собственной неотразимости, в своем праве дурачить мужчин и водить их за нос, словно глупых щенков, столько победительной силы, что невозможно осуждать – невольно восхищаешься. Раз – и пленен Зигфрид. Два –мимолетный взгляд на придворных, они тоже пригодятся. Три – с видом скромницы кивает Ротбарту (ох, чувствую, и его ждут сюрпризы). Не припомню, чтобы я смотрела черное па-де-де, словно блестящее немое кино, ловя себя на том, что то смеюсь, то ахаю. 

Из классических балетов «Лебединое» — эмоционально самый непонятный, в чем-то странный, мистический, двойственный. Тем поразительнее, насколько органична Кондаурова в обеих его партиях.   

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded