avrorova (avrorova) wrote,
avrorova
avrorova

Category:

"Жизель", Новикова-Сергеев

Спектакль понравился меньше, чем ожидала.
Вроде бы все начиналось хорошо. Парочка шалопаев – Альфред Сергеева и его оруженосец в органичнейшем исполнении Недвиги -- понимали друг друга без слов и не впервые отправлялись на поиски приключений. Батильда Русиной получилась красивой, жизнерадостной и открытой. От Герцога Пономарева, как всегда, было не оторвать глаз. Отыграна каждая мелочь – например, когда пытаются наполнить его чашу, он так естественно предложил начать с дамы, что Берта Карпиной не без горечи улыбнулась, осознавая разницу аристократов и крестьян.
Впрочем, пейзане не тужили. Один самодовольный Ганс Колба предпочитал вынюхивать и командовать, остальные были легкомысленны и бодры. Включая Жизель. Мне показалось, не появись Альберт, она бы нашла другого милого юношу. Я не увидела у нее любви – лишь веселую игру. Даже болезнь трудно было воспринимать всерьез.
Любопытно, что с Альбертом, у которого по сюжету как раз возможна любовь-игра, ситуация сложнее. Герой Сергеева, истинный аристократ, не позволяет себе в присутствии посторонних то, что почитает слабостью. Однако наедине с собой, стучась в домик Жизели, он выражает искреннее счастье – как во втором акте бесконечную скорбь проявляет лишь тогда, когда он остается на могиле один.
Сергеев гениальный артист, а в этом сезоне вдобавок определенные движения делает настолько близко к идеалу, что испытываю прямо-таки физическое наслаждение. Танец Новиковой тоже хорош, однако смотрела я на него отстраненно, как на бессюжетный. И совсем не тронуло сумасшествие. Со звуками рога Альберт вернулся к реальной жизни, а Жизель пыталась продолжить игру, словно ребенок, не знающий ничего другого. Смерть, и та показалась игрой.
Наверное, поэтому второй акт я однозначно восприняла как грезы Альберта. Жестокая Мирта-Ткаченко – воплощение раскаяния и невозможности себя простить, бесплотная Жизель – его переродившаяся, изменившаяся душа. В некоторых спектаклях во втором акте Жизель и Альберт хотя не могут коснуться друг друга, но не в силах друг на друга насмотреться. Вчера этого не было, однако когда Альберт стоял в кулисах спиной к сцене, а Жизель танцевала, движения его рук, казалось, управляют ее полетом, который лишь отражение его дум и чувств. Именно это, наверное, да еще летящие бризе затронули сильнее всего.
P.S. Размышляя после спектакля, с изумлением обнаружила, что в постах про итоги прошлого сезоны совершенно забыла про Олесю Новикову. Получается, это не случайность. А ведь еще недавно она была моей любимой танцовщицей. Что же, все меняются -- и артисты, и зрители:). 
Tags: Жизель, Новикова, Пономарев, Сергеев, балет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments