avrorova (avrorova) wrote,
avrorova
avrorova

Categories:

"Анна Каренина", Кондаурова-Ермаков-Баймурадов

На одной из встреч Ратманский заметил, что при звуках определенной музыки в его голове слово включается телевизор. В моей тоже, причем нам с хореографом транслируют общий канал, только ему несколько раньше.
Это я в очередной раз признаюсь в любви. Чем больше смотрю его балеты, тем больше в них открываю. Причём продуманность, уместность и необходимость каждой конкретной детали загадочным образом совмещаются с психологической и философской широтой трактовки -- то, что я превыше всего ценю в балете. Анны Вишневой, Лопаткиной, Терешкиной или Новиковой ведут себя одинаково, однако чувствуют по-разному.
Сегодняшний спектакль для меня стал одним из лучших за все годы его существования на Мариинской сцене. Анна Кондауровой близка к героине Толстого --  нелогичной, изменчивой, в чём-то  безнравственной, однако невыразимо притягательной. Но чтобы зрители оценили ее по достоинству, требуются Вронский, способный, потеряв голову, пожертвовать всем, что раньше казалось важным, и Каренин, за внешней холодностью которого пылает огонь неистовых чувств -- и Ермаков с Баймурадовым именно таковы. Любя Анну, оба судорожно пытаются догадаться, как сделать ее счастливой, -- но она и сама не знает, что окажется смыслом её жизни через пару минут. Можно осудить Анну за непостоянство, можно восхититься многогранностью -- а ей просто нужно, чтобы здесь и сейчас мужчина хоть иногда думал о ее чувствах, а не о своих. Однако оба эмоционально за ней не успевали, отклик происходил слишком поздно.
Героиня Кондауровой не вписывалась ни в какие рамки, на ней с первого шага печать избранности и рока. И любили ее не только за удивительную красоту, но и за за это. Не будь Анны, Вронский так и прожил бы пустым щёголем, а Каренин -- рассудочным чиновником. Да, без нее они не узнали бы сильной боли -- однако не раскрыли бы главного в себе.  И не только они. О, этот проход в красном платье мимо нас, зрителей, рассаженных по рангу в ложах -- воистину беззаконная комета в кругу расчисленном светил. Я вдруг увидела, что Вронский сидит ровно так, как Солор на свадьбе, а накидка Анны отсылает к Никии. И последний страшный диалог с измученным любовником. Он, как и все, требует от Анны сделать выбор. Но человек, которому нужна полнота жизни, не способен раз и навсегда определить себе в ней место. Именно понимание этого бросило Анну под поезд, переехавший заодно и мою душу.
Будем надеяться, душа срастётся 😀. Впрочем, у моего любимого автора есть и про это.
"Меркнет свет. Виолетта гибнет.
И как мне жить, боже мой, дальше, как?"

Tags: Анна Каренина, Баймурадов, Кондаурова, балет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments