avrorova (avrorova) wrote,
avrorova
avrorova

Categories:

"Парк", Батоева-Сергеев

От дуэта любимых артистов в любимом балете ждала многого -- и, получив по силе воздействия ровно то, на что надеялась, все равно была ошеломлена. Ибо "Парк" отличался от виденных ранее.
Героиня Батоевой, казалось, только что попала в куртуазный мир Парка и сперва охотно изучала его правила, чтобы не просто следовать им, а быть во всем лучшей, как она привыкла. Но, почти вписавшись и наверняка сумев бы победить в затее со стульями, вдруг застыла от мысли: зачем я участвую в не интересной и не нужной мне игре? И она уступает стул так, что остальным на миг становится стыдно, они тоже бросают погоню за удобным местом в жизни.
Герой Сергеева, наверное, тоже когда-то прошел через подобное, однако втянулся в чарующий и суетный мир Парка. Мастер легковесных чувств и опасных связей, он уже не готов тратить на них силы, но еще получает удовольствие. И тут -- Она. Совсем другая, предпочитающая одиночество притворству. Сдержанная и открытая, трогательная и сильная.
Мне показалось, он полюбил ее сразу, но то ли забыл в фальшивом мире Парка, то ли не знал никогда, как выражать искренние чувства и как любить, не пытаясь перехитрить и завоевать. Однако с нею привычные методы не действуют. Первый дуэт Батоева словно танцевала в одиночестве, а, обнаруживая партнера, лишь замыкалась, не желая обнажать душу перед чуждым ей человеком.
Иногда она и рада бы походить на подруг, мило щебечущих о своих проблемах и имитирующих обморок ради того, чтобы тебя пожалели. Когда судьба в лице Садовников вкладывает ей в сердце любовь к тому, любить кого представляется ей невозможным, она пытается, как другие дамы, проявить слабость в надежде, что от этого станет легче. Но отпустить и распустить себя для нее не выход. Лучше броня кринолина, помогающая держаться.
Во втором дуэте это становится труднее, однако она по-прежнему не в силах отдать всю себя самцу из Парка, пускай даже лучшему. А отдать не всю не умеет. Как просто у остальных пар: дамы добились того, что их тащат на себе кавалеры, а кавалеры взамен пользуются дамами, не слишком с ними считаясь (сцена с прикрытыми лицами и открытыми бедрами женщин оставляет мало иллюзий).
Для нее подобное невозможно. Однако судьба не спрашивает. Я всегда с трудом переношу сцену, где Садовники управляют бесчувственным телом героини. Мне представляется клиническая смерть или тяжелый наркоз, когда вся твоя жизнь, только что насыщенная и многогранная, висит на волоске, и от твоей воли, только что ею управлявшей, больше ничего не зависит. Сегодня последний дуэт показался мне продолжением этого сновидения, грезой. В страшный миг настолько нелепым представилось недоверие к любимому человеку, а сам он вдруг стал прекрасным и родным -- ровно таким, каким мечталось. Осуществилось все и даже больше, ибо в поцелуе героиня парила над землей, как на картине Шагала. Сон был одновременно краток и бесконечен. Я наслаждалась им -- и мучилась мыслью, что это только сон.
А что было наяву, не знаю. Может, все закончилось хорошо? Бывает ведь, что довериться человеку, который того не заслуживает, означает сделать его тем, кто этого действительно стоит.

Tags: Батоева, Парк, Сергеев, балет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments