February 13th, 2021

препод

"Баядерка", Терешкина-Чебыкина-Аскеров

Составы в "Баядерках" поставили такие, что пришлось выбирать -- мужчины или женщины. Я предпочла женщин. В конце концов, Великий брамин -- отрицательный персонаж, потерплю, что у Кулаева он напрочь лишен значительности. А что Солор у Аскерова не влюблённый и не воин, а карьерист, не противоречит сюжету. Мне бы научиться так есть глазами начальство, глядишь, тоже бы продвинулась:)!
Впрочем, нашлись двое мужчин, смотреть на которых было в радость. Золотой божок Коновалова напомнил прошлые времена: шикарно выстреливал ногой в прыжке и двигался так, словно он и вправду статуя бога. А ещё с моего места было видно лицо любимого дирижёра Гейне, который следил не только за музыкантами, но и за танцовщиками, хлопал им и иногда напевал.
Теперь о героинях вечера. Чебыкина показала классическую Гамзатти -- высокомерную эгоистичную стерву, не теряющую аристократизма даже в разгар скандала. Во время ссоры с Никией искры летели от обеих. А в танце её меня поразила красота, энергия и лёгкость высоких махов ноги, особенно когда они перемежались со шпагатами. Этой Гамзатти противостоять не мог никто... кроме Никии.
‌ Никия Терешкиной была избранницей богов. В сегодняшнем спектакле я твердо знала, что они существуют, а некорым являются вполне реально. Большой радости в этом нет. Никия охотно жила бы обычной жизнью, любила Солора и вышла за него замуж. Иногда ей чудилось, что это вполне возможно, и мы видели нежнейшие дуэты. Никия пыталась узнать у богов, не возражают ли они, и до поры до времени те молчали. А потом лицо её менялось, глаза устремлялись к невидимому нам, это было прекрасно и одновременно жутко. Пытаясь вонзить в Гамзатти кинжал, Никия была одержима в буквальном смысле слова. На свадьбе Солора она вначале танцевала для него, ради него, о нём. Она была уверена, что сделала свой выбор -- любовь важнее всего на свете. Но на самом деле выбора у нас нет, и в тарантелле Никия, переменившись в одночасье, в экстазе танцевала по велению свыше. Казалось, она погибла бы, даже не будь в корзине змеи -- боги забрали её к себе.
Давно я не видела таких Теней! Дивно звучала музыка, волшебно плыл кордебалет, и фантастический танец Терешкиной пугал и завораживал, говоря о том, что и в потустороннем мире нам не ждать прощения. За то, что сделали Никию равной себе, боги забрали у неё огонь. Хотя нет, огонь остался -- иногда она прямо прожигала взглядом. Но в нём не было больше тепла -- лишь холодное совершенство смерти. Редко Тени настолько беспощадны...