November 30th, 2020

препод

Книжный пост-3. Голсуорси «Конец главы»


  Когда мне было четырнадцать, в книжном магазине неожиданно "выбросили" (да, так тогда говорили о появлении в продаже дефицита) Голсуорси. Мама посетовала, что не "Сагу о Форсайтах", а какой-то "Конец главы". Зато и очередь стояла маленькая, так что мы купили, не подозревая, что делаем мне подарок на всю оставшуюся жизнь. 

  Динни, главная героиня, мне настолько ясна и близка, насколько это вообще возможно. Долгие годы, когда меня упрекали за неразумный выбор, я думала о том, что она бы поступила так же, и утешалась. А ещё у Динни есть круг людей, принимающих её выбор даже тогда, когда им он глубоко чужд. 

   С годами число моих камертонов из этой книги увеличилось. В какой-то момент я поняла, что сверяюсь со слегка чудаковатым ученым Адрианом, потом — с приходским священником Хилари, сказавшим про свою тяжелую работу: "Иногда кажется, сними с меня хомут, и я рухну". Часто утешением служат нелогичная и мудрая тётя Эм или её муж, умный сибарит Лоренс. Короче, "Конец главы" населяют прекрасные люди, готовые помочь в трудную минуту. Жизнь их не легче моей, однако они на неё не сетуют — значит, и я могу. 

   Только не уверяйте, что эскапизм — это плохо:). Искусство, даже самое реалистическое, всё равно эскапизм. Спасибо ему за это! Без возможности сбегать в другой мир я бы, наверное, давно сошла с ума.

препод

Книжный пост-4. Достоевский "Преступление и наказание"

Моя мама (кстати, учитель литературы) Достоевского откровенно не одобряет, так что входящее в школьную программу "Преступление и наказание" дома было, но подпустили меня к нему только в девятом классе, когда пора было проходить. Мама полагала, я и без того склонна к мрачности и надрывам, так что Достоевский может плохо подействовать на психику.
Книга меня ошеломила. Помню, как читала до четырёх утра, прикрыв лампу одеялом, и меня просто засасывало в воронку мира Достоевского. Я полностью слилась с Раскольниковым -- ведь его мысли и чувства были моими, только более яркими и чёткими. И в то же время он был мне откровенно неприятен. Вместе с ним я совершала страшные поступки и возносилась в гордыне, а потом сокрушалась и каялась. Закончив книгу, я словно прошла через жестокую вивисекцию собственной души и неожиданно поняла, что не хочу оставаться прежней. Да, я не в силах выбросить из головы неразрешимые вопросы или перестать мучиться над несовершенством мироздания. Но это не значит, что я имею право взваливать свои проблемы на других -- тех, которые спокойно делают своё дело и умеют быть счастливыми. Стоит дать себе волю, и покатится, как в его романах: надрыв в гостиной, в избе и на чистом воздухе, горячка, безумие, преступление. Не хочу! Всеми силами буду сопротивляться и сохранять душевное спокойствие.
До сих пор стараюсь:).