November 19th, 2020

препод

"Парк", Батоева-Сергеев

Сегодняшний "Парк" был почти так же мрачен, как нынешняя жизнь.
Под механическую музыку всесильные Садовники -- время? власть? смерть? в любом случае, скорее роботы, чем люди, -- неумолимо совершают свой неестественный естественный отбор, обстригая всё, что выбивается из строя. А героиня Батоевой выбивается и знает это. Многое ей пришлось вынести, прежде чем удалось вписаться в общество и даже преуспеть. Она пытается быть, как все, но при первом же взгляде на героя Сергеева сознает -- вот редкий человек, способный понять и принять ее такой, какая она на самом деле. Тем большим ударом было узнать, что он способен оттолкнуть ее в борьбе за место под солнцем.
Первый дуэт обнаружил неимоверную общность героев, словно она начинала фразу, а он заканчивал. И так она его любила, так она мечтала ему довериться -- и боялась, зная, если он разобьет ей сердце, обратно будет уже не склеить. Осознав, что он хочет получить ее, не тратя себя, она сумела уйти. Однако, глядя на щебечущих девочек, весело имитирующих обморок, она понимала, что уже не в силах вернуться в их строй. С ней все было наоборот: хотелось упасть на землю от невыносимой боли, а сила духа заставляла выпрямляться и высоко держать голову.
Эта хрупкая женщина вообще оказалась очень сильна. Во втором дуэте она любила еще острее и невыносимей, еще более страстно желала безоглядно отдаться чувству, вглядываясь в лицо партнера в отчаянной надежде увидеть его готовность открыться. И в некий миг он это сделал -- но именно тогда, когда она повернулась к нему спиной. И она опять сумела уйти.
А дальше была сцена, от которой мне стало страшно. Садовники (время? власть? смерть?) мучили беспомощное тело героини, буквально надругавшись над ним, переворачивая и ломая, словно куклу. Даже в сомнамбулическом состоянии она пыталась уползти, но ее возвращали обратно. Она пережила такое, что поняла -- бессмысленно щадить себя и жалеть. Смерть все равно на пороге, пусть хотя бы напоследок все будет, как хочет любимый.
Она идет отдать ему все, что осталось у нее от жизни. Буквально выворачивает себя наизнанку -- вся я принадлежу тебе. Он с удивлением проверяет: я действительно могу сделать с нею вот это? И это тоже? Все, что угодно? Из нее капля за каплей уходит жизнь, а он не замечает. Лишь в знаменитом поцелуе, когда она, взлетев, дарит ему свое последнее дыхание, герой начинает что-то подозревать. Я настолько не сомневалась, что он уносит за сцену мертвое тело, что искренне опешила, когда артисты вышли на поклон:). Было не опомниться, а горло сдавил спазм.
Полное ощущение, будто вчера я смотрела совершенно другой спектакль. Все же балет -- поразительное искусство...