October 22nd, 2020

препод

"Лебединое озеро" в Мариинском

  После трех "Лебединых озёр" подряд в очередной раз убедилась, что руганая версия Сергеева нравится мне больше любой другой (а видела их немало). Да, к ней приложили руку все, кому не лень, но в итоге испытание временем выдержало лучшее (кроме отрывания крыла, однако на две минуты можно отвернуться:)). В конце концов, даже в архитектуре вместо пренебрежительного "эклектика" теперь уважительно говорят "историзм".
   Версия Мариинки изящно балансирует на грани балета сюжетного и абстрактного, при неизменности хореографии позволяя множество эмоционально разных трактовок. При хорошем исполнении я каждый раз окрываю нечто новое, особенное.  
   Например, в трагическом адажио неожиданно обнаружился фрагмент если не радостный, то уж точно экстатический, когда музыка взрывается, а Одетта легко воспаряет в поддержках. У уверенной в себе и в счастливом исходе героини Терешкиной я прямо услышала радостное: "Ты спасешь меня, а я научу тебя летать!" Беззащитная, не верящая в счастье Одетта Ильюшкиной сказала иначе: "Лишь возможность полёта даёт силы жить, но в любой момент Ротбарт может заставить спуститься на землю и замучить до смерти", -- и она взлетала, а затем падала без сил на руки партнеру.
  В вариации Одетта Терешкиной, прирожденная королева, делилась счастьем с кордебалетом: я шаг за шагом веду вас к свободе! У Ильюшкиной те же осторожные шаги и обращения к подругам были полны сомнений: вы думаете, стоит рисковать? Вдруг я подведу вас всех? А подруги твердо отвечали: хороший принц, надо брать!
  Наверное, именно некая размытость нашей постановки, отсутствие ярко выраженного замысла (при безупречной музыкальности) делает её для меня столь притягательной. Чтобы заполнить балет, артисты раскрывают на сцене свой внутренний мир... ну, или мой — как получится:).