October 15th, 2020

препод

"Лебединое озеро", Терешкина-Ким

  Много лет назад я была ошарашена сообщением, что все математики -- неоплатоники. Но чем дальше, тем больше убеждаюсь: в отношении меня это верно. По крайней мере, когда я вижу, как Ким в полонезе делает батман или Терешкина поднимается на пуанте, у меня возникает странное чувство узнавания -- вот он, кусочек того мира, каким он должен быть. Идеального, совершенного, для которого наш -- лишь искаженное отражение.
  Сегодня идеальным получился не только дуэт, но и весь спектакль. Ура, вернулся Гейне, под его руководством Чайковский зазвучал во всей красе. Кордебалет, растворяясь в музыке, был ещё чудесней, чем в прошлый раз. Исполнители большинства танцев не поменялись, за исключением того, что в па-де-труа вышли Батоева и Ширинкина, которые оказались так гармоничны вместе, что захотелось ещё раз увидеть их рядом.
   Каким был Зигфрид Кима? Разным. В первой картине он искренне веселился, не слушая призывов Наставника, пытающегося убедить, что благополучие -- это ещё не счастье. Лишь летящие птицы заставляли этого принца вырваться мыслями из суеты, да и то его фантазии хватало только на мечты об охоте.
  Но вот он увидел Одетту. Сперва не поверил глазам, потом взглянул ей в лицо -- и пропал навеки. Он просто не в силах был её отпустить. Вернее, если пришлось бы отпустить, умер бы в тот же миг. Одетта поняла это сразу. Мне казалось, она могла бы с ним убежать, такую девушку не удержать Ротбарту -- но подобное было совершенно для нее невозможно: ведь подруги без нее пропадут. Зигфрид принял это как факт, ради Одетты он был готов на всё. И началось адажио. Божественно звучало скрипичное соло, и Терешкина с Кимом были музыкой, переводили её в движение -- а я слышала слова, которые произносят их герои, понимала каждый оттенок чувств. В какой-то миг Одетта радостно сказала: скоро ты спасешь меня, а я научу тебя летать...
   Наутро Владетельная принцесса обнаружила, что сына подменили. Вместо милого мальчика -- взрослый человек, твёрдо знающий, чего он хочет. Ни одна женщина не заморочила бы ему голову! Однако Одиллия была не женщиной -- ведьмой, колдуньей, Дьяволицей. Она выписывала руками руны, которые ощутимо оставались потом в воздухе. Она закручивала пространство мощными турами, сбивая Зигфрида с толку. Он сомневался, боролся, как мог, но такой силе противостоять было невозможно. Плюс замечательно сыграл Романчиков-Ротбарт, помогая дочери и направляя её.
  Принц бросился к Одетте в третьем акте так, что лично я простила бы его сразу:). Но Одетта тихо и упрямо возвращалась к девушкам, которых погубила. Мне показалось, лишь тогда Зигфрид принял её целиком, вместе с олицетворенным в кордебалете грузом ответственности и перфекционизма, поначалу казавшемуся ему лишним. Потому он и победил.
  Я люблю "Лебединое озеро"!