June 28th, 2019

препод

Итоги сезона-7. Рузиматов и Сарафанов

Из множества виденных балетных трупп Мариинка мне однозначно ближе всего. Дело даже не в солистах, а в кордебалете. Где-то он, наверное, вышколенней, в другом месте темпераментней -- но только здесь то сочетание техничности и эмоциональности, которое кажется мне наиболее гармоничным. Если не нравится кордебалет, не спасут никакие звёзды.
Однако каждого иногда тянет на сторону есть два артиста, на которых готова смотреть в любом окружении и в любом спектакле. Оба когда-то танцевали в Мариинке, но не поладили с руководством. По счастью, их приютил Михайловский театр, хотя не покидает ощущение, что он им тесен (как, впрочем, любые рамки). Несмотря на зрелый, по балетным меркам, возраст, они не успокаиваются и ищут что-то новое.
Фарух Рузиматов собирает публику, даже если в афише значится только его фамилия, и мог бы обходиться запасом старых номеров. Тем не менее, в этом сезоне я впервые увидела целиком его очередного Моцарта, постановку с ним "Самурай Набунаго" и Помпея в "Спартаке" (вроде и роли нет, а я, хоть вынуждена была стоять, так загляделась, что забыла про время). Очень надеюсь, что и через много лет, постукивая клюкой, приковыляю в зал, на сцене которого будет совершать очередные эксперименты любимый артист.
Леонида Сарафанова я приняла не сразу. Сперва считала приглашенного из Киева виртуоза трюкачем, затем оценила мелкую технику. Он первый раскрыл мне на неё глаза, совершенством движений унося в идеальный мир. Техника у Леонида вообще блестящая, однако именно мелкая просто уникальна. А потом был Меркуцио в спектакле Лавровского -- роль, оставшаяся у меня в памяти навсегда. Техника и артистизм сплавились воедино, началась магия.
Увы, последние несколько лет артист всё чаще исполнял одни и те же партии, причём не из самых моих любимых. Однако в этом сезоне его выход в роли Ланкедема стал не только подарком, но и информацией к размышлению. Комический дар был присущ Сарафанову всегда, в трагическом после Альберта или Ромео тоже не приходилось сомневаться. Ланкедем удивительным образом поворачивается то одной, то другой гранью, меняясь от спектакля к спектаклю и даже от минуты к минуте. Он показывает, какой огромный нераскрытый потенциал остался у, казалось бы, вполне успешного артиста. Хочется верить, многое ещё впереди.