May 6th, 2019

препод

"Ромео и Джульетта", Кондаурова-Беляков

Шла в театр со смешанными чувствами. С одной стороны, смущала роскошная красавица Кондаурова в роли подростка Джульетты, а с другой, её дуэт с Беляковым каждый раз производит столь сильное и при том разное впечатление, что хочется смотреть и смотреть.
Спектакль понравился сверх ожиданий. Был на редкость гармоничный состав, и многое заиграло новыми красками. Например, я загляделась на пару юношей, которых раньше не замечала -- Еникеев и Малышев неожиданно превратили их в ярких действующих лиц. У Корсунцева получился страшный, безжалостный убийца Тибальд, у Залеева --  интереснейший Меркуцио, полный скорее сарказма, чем веселья, далеко не добродушный и превыше всего ценящий честь. Когда он понял, что умирает, и быстрым движением прикрыл рану, не желая показываться слабым боготворящей его толпе, у меня просто дыхание перехватило. Очень надеюсь, артист оправился от травмы и будет активно танцевать, немного у нас мужчин с такой яркой индивидуальностью и умением выстраивать роль.
На Кондаурову я смотрела с искренним удовольствием, хотя воспринимала ее скорее не Джульеттой, а героиней античной трагедии -- красивой, сильной, благородной женщиной, которая даже в страданиях вызывает восхищенье. Зато истинным персонажем драмы Шекспира стал Ромео Белякова. Романтического героя создают не шикарные кудри и высокий рост, хоть они и идут, конечно, в плюс. Все мы стремимся занять в жизни место получше. Удалось обойти конкурентов -- тебя сочтут практичным, нет -- инфантильным и неприспособленным. Однако бывают люди, которые не хотят ни с кем бороться. Не потому, что слабы -- просто у них своя, особая система ценностей, и уж ею они не поступятся. Таким романтиком предстал Ромео. Он открыт и добр. Когда друзья заманивали его к Капулетти, он не поддавался, пока они честно не попросили -- зато тогда согласился безоговорочно и легко. На балу влюбился в Джульетту с первого взгляда так горячо, что я прямо видела девушку его восторженными глазами. Вражда, захватившая город, ему глубоко чужда. Совершенно не переживая из-за того, как выглядит со стороны, он протягивал Тибальду руку дружбы, но уже в миг смерти Меркуцио твердо знал, что отомстит за друга, хоть и перечеркнет этим собственное счастье. Это воспринималось несомненным даже не потому, что Ромео Шекспира лучше всех владеет шпагой -- просто я знаю, как ведет себя добро, если довести его до зла. По-настоящему страшный момент. Впрочем, не страшнее того, где Ромео, узнав о смерти Джульетты, моментально обмякает, скукоживается, словно из него вытащили внутренний стержень.
Трудно поверить, что это первое выступление Белякова не только в роли Ромео, но вообще в полноценной классической партии. Искренне надеюсь, что лиха беда начало, и я увижу любимый дуэт еще много-много раз.