November 4th, 2018

препод

Ильюшкина!

Глубокой ночью, между первой и второй бутылками красного вина, мы с подругой были извещены, что наутро Мария Ильюшкина впервые танцует адажио из "Лебединого".  И, невзирая ни на что, в нужное время мы уже были там, где по умственному развитию нам самое место --
на детском абонементе "шесть плюс".
Очень приятная программа, хорошие исполнители (в частности, па-де-труа из "Щелкунчика" с совершенно очаровательными Осмолкиной и Гончар и на редкость техничным и стильным Залеевым).
И, наконец, номер, ради которого шла. Зигфридом был неизвестный мне Маевский -- красивый приятный юноша. Надеюсь, он извинит, что смотрела я не на него.
Любя Ильюшкину, я боялась разочарования из-за завышенных ожиданий. Однако она умудрилась даже их превзойти.
По мне, Одетта -- сложнейшая партия одновременно и технически, так как требует идеального неземного совершенства, и артистически, поскольку лишается сути без личной трактовки балерины. Я не с первого спектакля приняла Лопаткину, Терешкину или Кондаурову. А в этой девочке из кордебалета (повторю -- из кордебалета!) признала Одетту сразу.
Ее Одетта  с тихим и кротким достоинством принимает свою судьбу. Но в этой смиренности твердый внутренний стержень. Есть вещи, ради которых она так же кротко и тихо, без тени пафоса готова умереть. И одна из них -- любовь. Одетта Ильюшиной полюбила Зигфрида сразу. Как ласково осеняла она его рукой- крылом, как нежно склонялась к нему на грудь! Каждое движение естественно, значимо, понятно и завораживающе красиво. Мне странно это писать, однако дебютное адажио было исполнено на грани совершенства. Страдание и счастье, тревога и любовь -- всё выражалось безупречным языком классического танца.
И если нам не дадут этого видеть, пускай могильщиков талантов покарают за преступление балетные боги!