June 7th, 2018

препод

"Баядерка", Терешкина-Ким-Батоева

Последний раз я так же нетерпеливо ждала "Баядерку" несколько лет назад, когда Терешкина танцевала Гамзатти, Никией была Вишнева, а Солором... ну, кто, если не Ким? Не вижу в Мариинке других благородных воинов.
Нынче Терешкина вышла Никией, а Батоева Гамзатти. Иное, но тоже любопытное сочетание. Редко бывает, чтобы исполнители всех трех главных партий были мне по-настоящему интересны, и вот, наконец, снова повезло.
После подобного не хочется писать о технике. Скажу лишь, что танцевали не артисты Мариинки, а герои "Баядерки". Когда Ким в бешеном темпе вращался, это Солора кружил жестокий вихрь судьбы, а если Терешкина невообразимо медленно поднималась на пуант, душа Никии тянулась в небеса.
О чем был сегодняшний спектакль? Сперва казалось, о том, что, кроме аристократов по рождению, есть аристократия духа. Это может совпадать, как у Солора, благородство и превосходство которого сквозят в каждом движении. Может не совпасть, как у Никии, рожденной повелевать, а не подчиняться, или Гамзатти, высокомерие которой не может скрыть мелкости души. Любовь Никии и Солора так же естественна и угодна богам, как полет пары лебедей, а домогательства брамина кощунственны и богопротивны, ибо грязны.
Но действие двигалось вперед, и я вдруг поняла, что оно о верности даже не близкому человеку, а себе. Солор любил Никию всей душой в буквальном смысле избитого выражения, и, изменив любви, он предал и искалечил собственную душу. Как жадно, неотрывно он смотрел на баядерку, танцующую на свадьбе, как мучительно ему было видеть, что Никия, не прося и не упрекая, пытается понять: неужели он, еще недавно цельный и смелый, действительно готов переступить через себя кому-то в угоду? Сама она скорее умрет -- опять же в буквальном смысле, что и подтвердит через несколько минут.
А потом настали Тени -- завораживающие, прекрасные и страшные. Солору, отчаянье которого не облегчил даже наркотик, было запредельно больно -- однако и Никии ничуть не легче. И подумалось, что дары богов редко даются даром. Прав ты или виноват, сохранил или предал, но с тебя спросится полной мерой. Легко Гамзатти, что с нее взять? За данные ей мелкие чувства она расплатилась мелкой монетой: привыв иметь всё, она осуждена на вечную бесплодную борьбу за человека, которого никогда не получит. Хуже Солору, щедро наделенному силой и благородством лишь для того, чтобы посмотреть, как он будет жить в условиях, где они недопустимы. Еще хуже Никии, получившей дар яркой, мощной, чистой, как огонь, страсти. Проведя баядерку через горнило испытаний, ей выжигают душу дотла, и остается тень, невесомая оболочка, бесстрастно и горько вещающая из ледяного ада о воле богов, играющих в нас, словно в игрушки.
У моего любимого автора есть и об этом. "Но в белой тот рубашке родился, кто, взяв свое, отдаст не вдвое"...