February 3rd, 2018

препод

"Баядерка", Терешкина-Ким

Какое счастье, когда твои любимые артисты танцуют вместе, причем с откровенной взаимной радостью! А если к тому же оба здоровы и полны сил (тьфу три раза) , получаешь дуэт мечты. Наконец-то не надо выдумывать изощренного сюжета, можно просто сопереживать.
Однако не могу не сказать о технике, поскольку ее уникальность была частью магии. Солор Кима легко взмывал ввысь, но даже в полете контролировал себя, четко фиксируя позу за позой. Никия Терешкиной безусильно взлетала на руки партнеру, где свободно отдавалась его власти. А в монологе на свадьбе она фантастически плавно поднималась на пуант, словно заглядывая в небеса.
Только через миг вновь устремляла взгляд на Солора, а тот на нее. Их прямо физически тянуло друг ко другу, при каждой возможности они соприкасались. Казалось бы, как тут объяснишь измену? Но корейцу Киму, наверное, особенно понятна восточная филосифия: есть вещи, по сравнению с которыми наши личные желания -- ничто. Всем своим поведением он говорил Гамзатти, что, согласившись на брак ради блага государства, никогда не будет испытывать к ней любви. Между чувством и долгом он полагал необходимым выбрать долг -- так же однозначно, как Никия выбрала чувство. Но из западни, в которую герои себя загнали, верного выхода не было, и в финале второго акта я сочувствовала обоим.
И, наконец, Тени. Сегодня был божественный выход кордебалета. Так же медленно, прекрасно и неотвратимо иногда падают хлопья снега. И этот размеренный потусторонний мир прорезает вихревой пролет Солора. Они с Никией теперь разной природы, однако это ничего не меняет -- они не могут оторваться друг от друга. Даже мысли нет о том, простила ли Никия. Нежно обвивая Солора бестелесными руками, она уговаривает его принять неизбежное. Тот рвется, мечется, а она молит успокоиться и жить дальше. В самом конце, видя, что боль Солора не утихает, Никия, только что бывшая плавной тенью, вдруг молнией пролетает в диагонали, словно желая пробить стену между мирами, чтобы вернуться к возлюбленному и утешить его. Но не получается, и она со спокойным смирением повторяет: прости, я ничего не могу поделать. Мы получили то, что заслужили. И Солор склоняется перед нею.