January 10th, 2017

препод

"Лебединое озеро", Гранд-Опера, хореография Нуреева

До начала спектакля простодушно верила, что "Лебединое озеро" давно могу смотреть без либретто, однако по окончании поняла свою ошибку. Привожу найденные в интернете слова Нуреева: «Для меня Лебединое Озеро – длинное мечтание принца Зигфрида. Он насытился романтическими чтениями, возбудившими его жажду бесконечности, и не признает действительности власти и свадьбы, к которым его обязывают воспитатель и мать. Чтобы избежать предполагаемой мрачной судьбы, он придумывает призрак озера, символа того места, к которому он стремится. В мыслях у него возникает идеализированная запретная любовь. (Белый лебедь – неприкасаемая женщина. Черный лебедь – обратное, так же как и зловредный Ротбарт является извращенным образом воспитателя, Вольфганга). Поэтому когда сновидение исчезает, разум принца не может выжить». После чего меня перестало удивлять, что артисты преимущественно просто оттанцовывают хореографический текст, даже не пытаясь наполнить его содержанием. Подобное содержание все равно не передашь!:)
В целом мне понравилось больше "Спящей красавицы" и "Источника", виденных в Гранд-Опера раньше. Возможно, повезло с составом. Зигфридом был новоиспеченный этуаль Жермен Луве, которого по пятибалльной шкале я бы оценила так: "принцевость" 5 (а я, признаться, в этом вопросе весьма строга), техника 4+, эмоциональность 3-, красота 5+. Нет, красота 5+++++:)! Одетту-Одиллию исполняла Людмила Паглиеро. Ровно, добротно -- и совершенно меня не затронув. Вообще, глядя на танцовщиц (что солисток, что кордебалет), я понимала, какой переворот в эстетике балета произошел в России за время моего им увлечения. Глаз так привык к красавицам "готического" сложения, что лебеди из Гранд-Опера казались маленькими, короткошеими и слегка мельтешащими.
Однако не это перевело меня в тот вечер на сторону зла, а Ротбарт:). Джереми-Лу Кер -- не этуаль, но приковал внимание, даже когда в образе наставника Вольфганга прохаживался по сцене. Сразу чувствовалось, что этот герой не прост. Он единственный внес в спокойное действие нерв, эмоции, глубину. И если три главных героя находились на сцене вместе, именно он притягивал взгляд. Очень любопытно, как сложится его дальнейшая артистическая судьба.