April 30th, 2016

препод

"Ромео и Джульетта", Батоева-Сергеев

После последней "Легенды", где горько было видеть, как Мехменэ Терешкиной не получает отклика от партнеров, сегодняшний спектакль стал отдушиной. Конечно, без Баженовой и Пономарева клан Капулетти осиротел, однако все равно было общее впечатление истинного кипения жизни. Исполнители мелких ролей, от толстой торговки с корзинкой до беспризорников, отыгрывали каждый миг пребывания на сцене. Залеев, на мой взгляд, танцевально Меркуццио так до конца и не освоил, однако создал яркий образ веселого насмешника. Тибальд Смекалова был не менее ярок. Не озлобленный, как обычно, -- наоборот, счастливый. Он создан для противостояния и вражды, упивается ими и своей властью.
И, наконец, главное, ради чего шла -- дуэт Батоевой и Сергеева. Не устаю повторять: если партнеры соответствуют друг другу по эмоциональной наполненности, эффект получается разительный.
Когда Ромео Сергеева вышел на сцену, я вспомнила юность. Именно тогда возможно это безграничное, беспричинное счастье, когда все кажется чудесным -- привычный пейзаж, обычная скульптура, знакомые люди. Ромео всех любит, и его любят его. Никому даже в голову не пришло его дразнить, как поступили потом с другими представителями его клана.
Мечтательный романтик, углубленный в себя философ, -- и девочка, в которой безудержно кипит жизнь. Джульетта Батоевой резва не потому, что еще ребенок, а потому, что любой порыв захватывает ее целиком и полностью. Она любит -- значит, отдаст себя без остатка. Отвергает -- так безоговорочно, доверяется безгранично. В этом есть сила, столь ценимая кланом Капулетти. И они Джульетту ценят. Только, по их мнению, сила должна быть заключена в строгие рамки, рыцарскую броню (этот страшный танец рыцарей -- я от одной музыки цепенею!). Вот Джульетту и пытаются укротить. А для нее это невозможно -- невозможно, и все тут. Мне показалось, не будь встречи с Ромео, все равно жизнь ее сложилась бы непросто.
Когда двое особенных людей, схожих и совершенно разных, Ромео с Джульеттой, встретились в адажио, я вдруг услышала каждое слово их разговора, различала мельчайшие оттенки чувств. Словно не смотрела на танец, а проникла в души героев. Последний раз подобные впечатления от этого дуэта были у меня в давние времена, когда танцевали юные Образцова и Шкляров. Теперь чудо повторилось. Надеюсь, будет и еще...