August 30th, 2015

препод

Над вымыслом слезами обольюсь...

За последнее время во френд-ленте (кстати, в постах работников библиотек) дважды мелькнул подзабытый нынче Овод. О чрезмерной любви к нему автора, мешающей адекватному восприятию образа читателями, упоминала g_nick_kate (пост я, увы, не нашла), а christa_eselin и вовсе написала: "В детстве я долго не могла понять, почему я не плачу, когда расстреливают Овода – нужно же плакать, иначе зачем было и расстреливать? Пока не поняла: вот поэтому и не плачу".
Я читала "Овода" лет в 12 и рыдала, по-моему, сутки. А потом начинала рыдать, едва вспомнив эту книгу. Сейчас задумалась, вызывал ли у меня подобную реакцию еще какой-нибудь литературный персонаж, и поняла, что да. Мельникова-Печерского я в школьные годы сочла скучным и всерьез прочитала лет в 25. И как я плакала в эпизоде смерти Насти, не поддается описанию. При том, что это далеко на самая моя любимая героиня, да и книга написана с нарочитой отстраненностью. Вообще "В лесах" оказалось для меня потрясением ("На горах" меньше, хотя тоже). Целый мир, ни на что не похожий -- но совершенно объемный и живой. Не выстроенный умным автором, а словно растущий сам по себе.
А как вы, дорогие френды? Плакали ли вы горько о героях книг или одна я такая дура?:)