April 24th, 2015

препод

"Легенда о любви", Терешкина-Осмолкина-Шкляров-Кузьмин

Так вышло, что после трансляции "Ивана Грозного" пересмотрела запись "Спартака", а теперь вот сходила на "Легенду". И сама не пойму: то ли вижу проекцию собственных мыслей, то ли у Григоровича и впрямь удивительной мощи трилогия о разрушительности власти. Три неумолимые государственные машины: Рим, где торжествует тот, кто сильнее, Восток -- общество неустранимых сословных различий, когда ни у кого даже мысли нет возразить вышестоящему, и Русь, сочетающая худшее из обеих систем. Плохо или хорошо работает эта машина, но она перемалывает всех. Подданных заставляет жертвовать счастьем или самой жизнью, а из властителей вытягивает человеческую суть -- живую душу.
Красс, Иван Грозный и Мехменэ... три разных и схожих судьбы. Однако лишь Мехменэ осознанно принесла часть себя жертву -- и потому сохранила главное. Сегодня героиня Терешкиной была царицей до мозга костей. Прирожденной, не сомневающейся в своем праве властвовать -- но и в ответственности за все. Она искренне верила, что ничего ценнее короны на свете нет... верила до той минуты, когда ей предложили отдать красоту. Однако и красота, и любовь, как мне показалось, для нее скорее важная часть собственной личности, чем основной ее стержень. И впервые у меня вдруг мелькнула мысль: останься царица красавицей и влюбись в нее Ферхад, приблизила бы она к себе простого художника или подавила свои чувства?
Вообще Мехменэ у Терешкиной каждый раз в чем-то новая -- и всегда разит в самое сердце. Когда в третьем акте она вышла в монологе, а за нею бесконечной вереницей -- ее страдания, это было так сильно, что я в очередной раз поразилась гениальности Григоровича. И впрямь иногда так бывает: удивляешься, что прохожие не видят твоего постоянного спутника -- ставшей почти привычной боли. Не видят. Как в трио Мехменэ, Ширин и Ферхада Мехменэ ощущает чувства возлюбленного и сестры, понимает их -- а те оба даже не догадываются о том, что переживает сейчас она.
Осмолкина была милой, веселой, влюбленной Ширин. Шкляров танцевал замечательно, однако мне казалось, какой-то флер благополучия и довольства витает над его героем. Я вижу Ферхада совсем иным. У Кузьмина для дебюта выступление было удачным -- и технически справился, и образ создал (хотя, конечно, пока не приходится сравнивать с любимыми исполнителями этой роли).
В целом неделя у меня прошла под знаком гения Григоровича. Очень жалею, что сорвалась постановка у нас "Каменного цветка". И что я не видела его "Ромео".
препод

"Укрощение строптивой", Большой театр

До последнего собиралась написать "бывают же чудеса -- мне понравилось в новом балете все!" Однако не упущу случая немного придраться -- показался чуть скомканным конец, хотелось более яркой финальной точки:). Но это такие мелочи!
Так что все же напишу: мне понравилось все! Хореография, чисто классическими средствами решающая современные задачи. Изящная и функциональная сценография. Режиссура с мастерским, без швов, переходом от юмора к лирике и обратно. Безупречный подбор музыки (даже критикуемая "Песня о встречном" возникла в подходящий ей момент). Продуманность мелочей, вроде коротковатых штанишек романтического героя (ведь открытый романтический пафос и впрямь немного смешон).
Подробности письмом завтра, когда посмотрю балет второй раз. Настроение прекрасное, я с трудом сдерживалась, чтобы в иные моменты не хохотать вслух. Чуть было не добавила: все артисты были словно созданы для своих ролей и купались в них. Однако вспомнила, что все наоборот -- роли были созданы под артистов, блестяще раскрывая дарование каждого. И я всех поздравляю с удачей, особенно Крысанову и Лантратова.
Представила себе балет подобного уровня, поставленный на Терешкину, Новикову, Сергеева и Кима, и немного загрустила. Разве они не заслужили?
Руководство Мариинки -- расстрелять!