March 21st, 2015

препод

"Спящая красавица", Новикова-Степин-Шапран

Уже вторая "Спящая" подряд вводит меня в состояние эйфории. В прошлой две безупречные неотразимые королевы -- Терешкина и Кондаурова -- рассказали историю о совершенной красоте, которую невозможно убить, ибо всегда на свете останутся люди, мечтающие о ней и готовые разбудить поцелуем. А вчера танцевали две принцессы -- Новикова и Шапран. Я задумалась: а в чем разница? Ведь не в возрасте или мастерстве. Даже внешняя сила или хрупкость -- лишь часть чего-то большего. Королеву создает уверенность в том, что для нее нет невозможного, поскольку она все умеет, а принцессу -- что нет невозможного, ибо все ее любят. Удивительное сочетание беззаботности и беззащитности.
Такой была Аврора Новиковой -- солнечным лучом, весело летящим над сценой и равно одаряющим всех вокруг. Совершенная красота, безукоризненное изящество -- и трогательная легкость резвящейся юности. Сложнейшие па казались естественным порывом души. В сцене видения было ясно, что Аврора безмятежно спит... хотя мне почудилось, в некий миг ей стал сниться принц и захотелось проснуться. А в финальном па-де-де я, как у Терешкиной, увидела дары фей: вот жест феи нежности, вот щедрости или беззаботности. Аврора, как положено приме (а в моей табели о рангах Новикова прима), вобрала в себя все лучшее, что есть в классическом балете.
Что касается Шапран... ее итальянские фуэте вызвали у меня в памяти давний спор об Алле Шелест. Поклонники утверждали, что ее техника ненадежна, а противники вообще отказывались называть техникой то, что в любой момент может отказать. Подозреваю, споры были не слабее нынешних:).
По счастью, других серьезных ошибок Кристина не допустила. Едва эта фея Сирени вышла на сцену, я вспомнила полузабытое "вы прошумели мимо меня, как ветка, полная цветов и листьев". Эта мягкая, волшебная поступь, плавные, певучие руки, общая аура волшебства. Не владычица сирени, а ее дух, лицо, которое видишь в россыпях кистей, чуешь в пряном аромате. В какие-то моменты у меня замирало сердце, а сиреневый кордебалет приобрел новые, магические черты.
А еще моя любимая Селина вышла сразу в двух ролях -- феи Смелости (вот они, наконец, нужные скорость и резкость) и Белой Кошечки (тут, наоборот, плавность и неспешность, словно у настоящей кошки, от которой не отвести глаз). И Баженова с Пономаревым -- безупречные король и королева, словно пришедшие к нам прямо из сказки. Не стану перечислять. Почти все исполнители в этом многофигурном балете оказались как минимум достойными, что случается довольно редко. Я счастлива, что это видела.