August 2nd, 2014

препод

Хорошие писатели и плохие читатели...

На днях, выходя из библиотеки, взяла со столика выброшенных книг томик Маканина и, по вечной привычке, раскрыла на середине. Случайный абзац так шибанул меня горькой правдой жизни (причем именно нашей жизни), что я поспешно закрыла книгу и убежала, чтобы не взять ее с собой (не хотелось зачитаться и впасть в депрессию, хватает вполне реальных поводов для беспокойства). На этом печальном примере вдруг стало ясно, почему многие книги, которые считаю талантливыми, плохо продаются.
Дома меня, впрочем, настигло возмездие:). Взятый в библиотеке роман Джона Ирвинга с безобидным названием "Правила виноделов" оказался как раз из тех книг, от которых и рада бы оторваться, да талант автора не дает. Веселые виноделы, ну-ну... История врача, вопреки всему спасающего некстати беременных женщин и их детей. Понимающего, что многим не к кому идти, кроме него -- и, значит, он не может покинуть свой пост, пока жив. И даже, в некотором смысле, после своей смерти. История о том, что бороться с правилами, которые тебе диктуют сверху, бесполезно. А подчиняться им -- невозможно. Так вот и живем...
препод

"Жизель", Новикова-Матвиенко

Несколько дней назад уже смотрела "Жизель" с Новиковой, но сегодняшний спектакль получился совсем другой. Если в прошлый раз Жизель казалась мне единственной объемной фигурой среди картонных персонажей, то нынешняя, наоборот, выглядела настолько нереально прозрачной, что сквозь нее словно проходил свет. Прошлая Жизель была сильной и открытой, эта -- женственной и погруженной в себя. Мы с подругами решили: вместо картины маслом -- нарисованная тонкими мазками акварель. Неизменным у Новиковой осталось лишь замечательное качество танца -- дивной красоты позы, невесомый прыжок, певучие руки.
Что касается Матвиенко-Альберта... поверите ли, когда во втором акте появилась тень Жизели, я вдруг подумала, что Новикова ошиблась и выскочила к Гансу. И эта промелькнувшая мысль точнее всего характеризует созданный Матвиенко образ прагматичного героя, начисто лишенного аристократизма (добавлю -- и шеи тоже). Бедной девушке досталось два Ганса, и она с горя выбрала того, которого меньше знала:).
В итоге на третью "Жизель" с Ноивковой я решила не идти. Корсакова, боюсь, я не выдержу. Мечтаю об Альберте, которого мне искренне захотелось бы спасти, а не прикончить до рассвета!:)