January 8th, 2014

препод

"Утраченные иллюзии", Большой театр в Гарнье

Посмотрела этот балет дважды, четвертого и шестого, и оба спектакля пронеслись, словно единый миг. Очень люблю хореографию Ратманского. Насколько на "Ночах" Прельжокажа, увиденных только что, каждая сцена казалась затянутой, настолько здесь я не успевала до конца насладиться. Стильное оформление, прекрасное исполнение (о составах напишу отдельно). Присущая Ратманскому удивительная гармония трагического и комического, танца и пантомимы, старинного и современного. Иногда чудится, смысл каждого движения легко понять даже без либретто.
И, наконец, все безупречно музыкально. Безусловно, Десятников -- не мой композитор. Я бы предпочла нечто помелодичнее и посимпатичнее. Однако с первого же раза оценила действенный характер музыки, а на второй раз даже и музыку как таковую.
Билетов в продаже фактически не было, очередь за входными огромная. Из разговоров зрителей сложилось впечатление, что от всего, кроме музыки, они в восторге. А меня восхитила дисциплинированность публики. Никто не фотографирует, телефоны не звонят. Хлопают с энтузиазмом, но ровно до мгновения, когда включают свет. Я бы похлопала дольше, однако служители вежливо выпроваживают.
Театр Гарнье дивно красив. Лестница божественная, в фойе чувствуешь себя, словно на балу. Хотя потолок Шагала, на мой взгляд, хоть и красив, но совершенно из другой оперы:).
препод

"Утраченные иллюзии", Большой в Гарнье, Вишнева-Лантратов (4.01) и Образцова-Холберг (6.01)

Для меня первый состав безусловно явился первым. Лантратов просто жил в партии Люсьена. Я чувствовала каждый его душевный порыв, понимала любое движение. Юноша, словно сошедший со страниц романа, наивный, порывистый, способный ошибаться и глубоко потом переживать. Я не видела ни танца, ни пантомимы -- я видела живого, настоящего Люсьена, со всеми его достоинствами и недостатками -- талантливого и красивого провинциала, жадного до жизни, которую может дать Париж. Он любил Корали -- однако угар Парижа любил не меньше. И лаконичный вроде бы финал словно предсказал все, что будет потом, в "Блеске и нищете куртизанок".
Вишнева была неправдоподобно прекрасна -- словно существо из другого мира. Певучие руки, божественная линия шеи... Когда Корали приходит к Люсьену и садится на софу, а он застыл у пианино, мне вдруг захотелось, чтобы эта сцена превратилась в картину Вермеера, которой я смогу наслаждаться вечно. Эта Корали взрослее и опытнее Люсьена, она с юности привыкла быть содержанкой, но с любовью столкнулась впервые. Мне вдруг вспомнилась Настасья Филипповна -- столько внутреннего драматизма и силы было в каждом движении.
В паре Образцова-Холберт акценты для меня расставились иначе. Я не увидела наивного провинциала. Элегантный, уверенный в себе красавец, которому не сразу удаются далеко идущие планы, но он не сомневается, что все кончится благополучно. Он страдает, словно принц Зигфрид, перепутавший Одиллию с Одеттой. А рядом с ним юная, простодушная Образцова-Корали. В "Сильфидах" она мне показалась скорее ангелочком, чем сильфидой. Красивейшая пара с пасхальной открытки -- глаз не оторвать. Если бы не недавние Вишнева-Лантратов, я бы думала, что лучше не бывает. Но там, где у последних была драма, здесь я увидела мелодраму. Ну, а руки Вишневой и вовсе вспоминались, словно чудесный сон.
Это ни в коем случае не претензии к Образцовой или Холбергу. Оба мне понравились -- а Вишнева с Лантратовым потрясли. Может, из-за этого вторая Флорина (Крысанова) впечатлила больше первой (Шипулиной) -- Вишнева с Лантратовым затмевали всех. В целом, если честно, в обеих Флоринах не хватило огня, объясняющего, почему Люсьен не мог не поддаться их чарам.
Зато на второй раз неожиданно открылись новые грани в партии Камюзо. Четвертого, в исполнении Симачева, я не заметила яркого характера, а шестого Минаков вложил столько сдержанной, но искренней любви к Корали, что сцена ее возвращения из проходной превратилась в одну из сильнейших.
Премьера дважды играл Овчаренко, чудесно изобразивший самовлюбленного артиста и стильно станцевавший в двух разных вставных балетах.
В общем, я очень рада, что посмотрела оба состава, и с удовольствием пошла бы еще на любой из них:).

препод

"Спящая красавица", Гран опера, Улд-Брахам и Хейман

Новый год я встретила в Опера Бастиль. Театр напомнил нашу новую сцену -- точнее, стало ясно, откуда слямзили ее неуютный проект, включая один гардероб на всех (впрочем, в Бастиль почти никто не раздевался, невзирая на праздник).
Нуреевский вариант "Спящей" оставил меня равнодушной, хотя обилие танца у Дезире порадовало. Вообще спектакль как-то не затронул. Слажено, гладко, бойко, но не всегда красиво и очень редко -- эмоционально. Ощущения праздника, какое я хотела бы получить от "Спящей красавицы", не возникло.

препод

"Ночи" Прельжокажа

Спектакль проходил в театре Шайо, напоминающем кинотеатр. Сидела я очень близко, видно и слышно было идеально. Хочется добавить -- к сожалению:). Уши я заткнула ватой, но все равно заунывная восточная музыка казалась слишком громкой. Почти все танцовщицы с накачанными ногами, заметными животами и солидными грудями (иногда ничем не прикрытыми). Спектакль, на мой взгляд -- собрание скучноватых эротических сценок. Развития мысли я не уловила. Но исполнено все на редкость слажено.
На поклоны выходил сам Прельжокаж, труппа танцевала с упоением.