June 17th, 2013

препод

"Жизель", Осмолкина-Сергеев

Еще один спектакль с симпатичными мне исполнителями, оставивший двойственное впечатление. Я понимаю, что конец сезона и у всех артистов "держаться нету больше сил". Но когда очевидно, что у Осмолкиной не разрешились проблемы с ногой после травмы, смотреть на ее туры жутковато. А еще начинаешь заново переживать за Кондаурову, которую могут довести перегрузками до того, что и она травмируется или будет, как в свое время та же Осмолкина, увезена в коме прямо со сцены. Конечно, обе умеют достойно выступать даже не в лучшем физическом состоянии, только безобидны ли для здоровья подобные подвиги?
Жизель Осмолкиной по-прежнему грациозна и изящна, хотя уже не так воздушна и легка. Еще Осмолкина и Сергеев порадовали редкой музыкальностью. Я получила удовольствие даже от того, как Альберт стучал в дверь, идеально попадая в такт:).
Мне показалось, что Альберт Сергеева выбежал на сцену в радостном ожидании даже не любовного свидания как такового, а праздника с переодеванием, карнавала. Органично ли я выгляжу в крестьянском наряде, сумею ли вести себя так, чтобы меня не разоблачили? Это же настоящее Приключение! С элементом риска, будоражащего кровь, но совершенно не опасного. Экскурсия в кукольный мир, где все немного понарошку: и любовь, и клятвы, и даже болезнь, пришедшая на минутку и тут же сгинувшая. И когда появляются представители мира реального, не стоит вопрос о том, кого предпочесть. Альберт легко бросает игрушку, хоть она ему и полюбилась. И Жизель Осмолкиной, чьи движения только что были так гармоничны, в сцене безумия повторяет их дергано и резко, словно у куклы испортился механизм. Это выглядело действительно страшно.
Второй акт впечатлил меньше, хотя поддержки были фантастически красивы. На мой взгляд, ни Жизель, ни Альберт практически не изменились. Она как была милой влюбленной простушкой, так ею и осталась. А он остался благородным графом, переживающим приключение (теперь несколько более опасное) и умеренно увлеченным девушкой. Мне же "Жизель" представляется балетом, герои которого, пережив страдания и даже смерть, становятся иными. Здесь я этого не увидела.