January 14th, 2013

препод

"Кармен", Вишнева-Кузнецов-Зверев

У Кузнецова были технические огрехи, но ему я все прощаю за эмоциональность. Этот Хозе сразу чувствовал, что дело добром не кончится, однако ничего не мог поделать. А вот Зверев, на мой взгляд, психологически не дозрел до роли тореро. Старается, конечно, но не верит, что стоит поиграть ягодицами -- и все дамы падут к его ногам.:)
Впрочем, Вишнева меня настолько поразила, что остальное неважно. Раньше ее Кармен была другой. Вчера же я увидела не блистательную роковую диву, а истинную оторву с табачной фабрики, способную плюнуть конкурентке в лицо или выцарапать глаза. Именно о подобных дурочки вроде меня с изумлением думают: "И почему порядочные мужчины западают на таких стерв? Ведь у них все на лице написано". Почему-почему... по закону природы, знающей, что союз двух порядочных даст нежизнеспособное потомство:).
Эта Кармен обольщает не из любви или даже корысти, а из непреодолимого желания доставить боль. Она бьет без промаха. Безошибочное чутье говорит ей, что с Хозе можно быть запредельно вульгарной, а с тореро не помешал бы внешний лоск. В дуэте с Хозе после встречи с Эскамильо в Кармен проскальзывает даже тень нежности к партнеру при мысли о том, сколько страданий причинит ему неизбежный и скорый разрыв.
Но самое поразительное, что в сцене гадания меня вдруг пронзила острая жалость. Ведь порядочность -- не только ядро, навсегда прикованное к ногам некоторых несчастных:). Она еще и опора. У Кармен опора отсутствует. Ее гложет нечто сродни голоду, заставляющее бежать вперед и вперед. Она просто не в силах остановиться, и выбора у нее нет -- даже под угрозой смерти.
Какой-то я вчера увидела у Дианы необычный, многогранный, небалетный образ. Вообще каждый ее спектакль непредсказуем. Удача, неудача -- бывает по-всякому, однако всегда есть удивительное кипение жизни, присущее именно этой балерине и заставляющее смотреть на нее и смотреть.