December 15th, 2011

препод

"Баядерка", Терешкина-Шкляров-Новикова

Что-то меня на философию потянуло...:)
Давно думаю, что именно в балете с его слабо очерченными персонажами личность исполнителя (и даже его сиюминутное настроение) особенно сильно влияют на получившийся на сцене образ. Почему и ходишь на один и тот же спектакль много раз, словно на новый. Когда начались Встречи в Театральном, я с интересом ждала, совпадет ли мое основанное на сценических впечатлениях мнение о характере того или иного артиста с тем, что я обнаружу при живом общении. За одним радикальным исключением -- совпало. Хотя, разумеется, это не гарантирует, что мнение верно:).
Все это я к тому, что сегодняшняя "Баядерка" была не похожа ни на одну другую. Никогда не видела столь деликатной Гамзатти, как Новикова. Впервые на моей памяти эта героиня сразу замечает нежелание Солора на ней жениться -- обычно дочерям ражди такое и в голову не приходит. И в споре с Никией она не показывает, как я привыкла: мол, мне принадлежит все, а ты жалкая баядерка. Ее жесты скорее похожи на "посмотри, сколько я могу ему дать, а роман с баядеркой вроде тебя испортит Солору жизнь, подумай о его интересах, а не только о своих". Танцевала Новикова превосходно. Последнее время я видела в роли Гамзатти в основном Колегову да Матвиенко и уже забыла, что можно так музыкально исполнять вариацию.
Терешкина... первые два акта я думала, что ее единственное слабое место -- то, что у нее нет слабых мест. Я не могла эту Никию пожалеть, поскольку чувствовала, что она справится с любой ситуацией. А в "Тенях" я вдруг поняла: это была богиня, спустившаяся на землю, чтобы испытать одного из смертных. Теперь она вернулась обратно на небо, туда, где рождена и где привыкла царствовать. Я получала от танца Терешкиной почти физическое наслаждение, мое привередливое эстетическое чувство урчало от удовольствия. Нога вынимается на 120 градусов -- не больше и не меньше. Стопа с идеальным подъемом. А как поднимается рука, какие линии возникают, как они перетекают одна в другую! Скорость и неподвижность, полетность и бесшумность приземлений -- все божественно совершенно. Или совершенно божественно. Да еще кордебалет был прекрасен -- аж сердце замирало.
А теперь о смертном, не выдержавшем испытания... Шкляров, конечно, прибавил технически. Что и демонстрировал при каждом удобном и неудобном случае -- мол, танцуя в паре с Новиковой, я могу прыгнуть дальше и выше, чем она. Еще умею прогибаться шибче многих барышень. Ну, а свои проблемы: кому я, такой красивый, достанусь, помирать ли одной из них или нет -- пускай решают сами, мне не до того. Признаюсь, прежний Солор Шклярова, не всегда уверенно исполняющий элементы, зато искренне влюбленный, был мне куда симпатичнее.