November 9th, 2009

препод

Ратманский

Второй раз посмотрела «Лунного Пьера» Ратманского, и жалею, что всего во второй, потому что меня ошеломило еще сильнее, чем раньше. В какой-то момент поняла, что в глубине души, вторым планом после восторга от происходящего, меня терзает тоска при мысли, что этот балет рано или поздно закончится, и придется существовать дальше без него. Музыка оживала на глазах – изысканная, манерная, даже извращенная, одновременно ироничная и страшная, красивая и уродливая, монотонная и меняющаяся каждый миг. Я видела эту музыку!
Все исполнители были прекрасны. Вишнева напоминала черную ядовитую орхидею – а потом вдруг становилась несчастным ребенком, или лунным сияньем, или чем-то еще. Персонажи Баймурадова, Лобухина и Сергеева отражали самые яркие, самые выигрышные стороны исполнителей – однако каким-то чудом оставались масками трех разных, разных, но схожих Пьеро.
Я не знаю, как Ратманский это делает. Наверное, он все-таки гений.