January 24th, 2009

препод

Чулпан Хаматова

Два спектакля, которые я посетила в Михайловском театре, были благотворительными. Цены значительно превосходили мои финансовые возможности, но я утешалась тем, что прибыль пойдет больным детям. Как-то верилось мне, что Чулпан Хаматова -- честный человек.
Сегодня перед спектаклем выступили с речью она и Кехман. Странная парочка – на вид словно пахан-педофил и очаровательная четырнадцатилетняя японочка. Но я не об этом. Я, конечно, понимаю, Чулпан – актриса, но мне кажется, она не играла. Она говорила коротко и конкретно, но у нее просто голос прерывался от волнения, когда она рассказывала, на жизнь какого именно ребенка будут истрачены деньги. Ведь у нас теперь все просто – за жизнь ребенка надо платить, а не можешь – сам виноват.
Честно говоря, мне стало стыдно за свое нытье по разнообразным дурацким поводам и за переживания из-за чепухи. Хочется обещать, что больше не буду, хотя знаю, что буду.
препод

"Шехерезада" в Михайловском театре

Давненько не видала я «Шехерезады» с Рузиматовым! Зато теперь посмотрела, слава богу, два раза подряд. После второго могу отследить хоть какие-то впечатления.
Танцевала труппа Таранды, а сам Гедиминас изображал шаха. После полного достоинства Пономарева смотреть на него мне было смешно. Типичный муж из анекдотов, благодушный и недалекий, тот самый, которому положено уезжать в командировку и какого грех не обмануть.
Зобеидой была Филипьева, и мне жаль, что не имею возможности увидеть ее в других партиях – не в Киев же ехать? Она очень мне понравилась, хотя Зобеида получилась необычной. Привычной мне страсти почти не было – была любовь, всепоглощающая и непреодолимая. Это когда без любимого человека жизнь кажется тебе ненастоящей. Какой-то мираж, с котором ты вроде бы считаешься по привычке и даже ведешь себя адекватно, но все это для тебя не имеет значения. Где-то в душе происходит главное – ты ждешь. Напряженно ждешь и одновременно пережидаешь этот ненужный тебе кусок времени. И лишь когда появился Раб, Зобеида начала жить. Ни о каком обольщении не шло и речи – она откровенно и полностью отдалась ему во власть, но даже в самые эротические моменты оставалась в ней какая-то чистота. И Раб Рузиматова тоже показался мне не таким, как всегда. В нем было что-то от Призрака Розы, он радовал скорее взоры, чем тело возлюбленной. Вообще у них был замечательный дуэт. Даже крайне низкий уровень остальных танцовщиков играл на образ. Зобеида настолько чуждой выглядела в гаремном мире нелепого мужа и похотливых неуклюжих подруг, что не могла не мечтать о чем-то прекрасном. Вот и вымечтала себе это существо со старинной миниатюры, нереальное в своей гармоничности. А когда его убили, жизнь стала ей в тягость. Ее лицо просто озарилось светом, когда она сообразила протянуть мужу кинжал с просьбой убить ее. Муж игриво покачал головой: мол, чего это я буду ради тебя стараться? И она убила себя сама тихо, без аффектации.
Боже, как я устала абстрагироваться от партнерш или партнеров любимых исполнителей! Какое счастье, когда этого не нужно делать…
Добавлю еще о «Кармен». Насколько мне понравился Денис Матвиенко-тореодор, настолько разочаровал его Хозе. Словно оптимист и флегматик изо всех сил пытается изобразить человека трагического миросозерцания и сильных страстей – в меру своих чисто умозрительных об этих материях представлений. Впрочем, Анастасия Матвиенко в роли Кармен показалась мне еще более далекой от нужного образа. Это была очаровательная бойкая аппетитная девочка – из тех, которых старички охотно щиплют за щечку. Остальные исполнители – вообще без комментариев. И оркестр. Иногда духовые издавали столь странные звуки, что мне становилось дурно.