April 28th, 2007

препод

Извините -- накипело!

Когда узнала, что в «Шехерезаде» вместо Рузиматова будет Колб, почувствовала, что задушу первого же, кто хоть немного выведет меня из себя. Поскольку известие было получено в перемену перед началом подготовительных курсов, опасалась стать детоубийцей. Интересно, какое у меня в тот момент было выражение лица, потому что школьники просидели занятие, словно зачарованные кролики. Молча решали задачи, боясь даже ручками скрипеть.
Мне показалось, основной целью Раба в «Шехерезаде» было вытирать о Зобеиду свои вспотевшие руки. На объятия это походило мало. Точно так же не походило на пароксизм страсти, когда он разлегся животом кверху (?) на партнерше, явно собираясь основательно отдохнуть. Моей сестре действие напомнило сцену «Кошка и тапки» (в сексуальный период ее кошка изо всех сил пытается вызвать ответную реакцию у тапок).
Утешало, что по отношению к Колбу в «Лебеде» я заранее вынашивала коварный план – закрыть глаза и представлять Лопаткину. Но он так топал, что я упорно видела Гумерову!