avrorova (avrorova) wrote,
avrorova
avrorova

Category:

Бенефис Рузиматова

Когда в первом номере, где был заявлен Фарух, довольно долго танцевали четыре симпатичные пары, я смотрела на них и размышляла: и зачем они здесь? А потом он вышел, и я поняла, зачем они были -- чтобы по контрасту стало особенно ясно, насколько он ДРУГОЙ! Сколько бы ему ни было лет... как говорится в любимой книге, "да Джулия и в семьдесят будет лучше тебя нынешней!" Но тут речь даже не идет о лучше-хуже -- просто существо из иного мира. Он движется иначе. Ему достаточно слегка пошевелить пальцами, и я вижу больше танца, чем в старательных трюках остальных.
Выкладывался он фантастически, причем, очень четко понимая границы своих физических возможностей, брался лишь за то, что способен сделать безупречно. Вращение -- так с безмерно четкой остановкой. Прыжок -- так невесомый. И колдовская энергетика, задействованная во всех номерах (для меня новых -- видела раньше лишь кусок из "Болеро").
Однако наибольшим потрясением осталась вещь, виденная десятки раз. По окончании бенефиса вне программы в память Никиты Долгушина Рузиматов станцевал "На смерть поэта". Уж не знаю, как хватило сил после двух актов. Каждое движение действительно было сделано в память только что умершего прекрасного человека -- иначе откуда столько боли и одновременно света? Причем то неуловимое, за чем безуспешно гоняется герой, затем ловит -- и в самом конце добровольно отпускает... я видела, как оно витало в воздухе -- точнее, я побывала в мире, где оно реально. Даже захотелось написать книгу о человеке, своим танцем открывающем зрителям проход в иные миры, возможность в них уйти -- на время или навсегда. Такую книгу вряд ли напечатают, да и идея не нова, но иные миры предстали мне удивительно наглядно.
Tags: Рузиматов, балет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments