avrorova (avrorova) wrote,
avrorova
avrorova

Categories:

"Сказка о власти", январь 1991

Под влиянием поста melicenta77 о «Драконе» Шварца я неожиданно вспомнила, что много лет назад, в период перестройки (теперь точно знаю дату – в январе 1991), мне приснился сон, который я, проснувшись, тут же записала, назвав «Сказкой о власти».
Вытащив с антресолей мешок с черновиками, я нашла текст, и, перечитав, даже не поленилась набрать его на компьютере (правда, там чуть больше странички). Вот она,
Сказка о власти.

То, что нам не повезло с королем, я понял еще в детстве. Помню, мне было пять лет, мать пришла домой в слезах и сказала: «Нам придется продать корову» Я заревел – молоко было тем единственным продуктом, которым я мог набивать брюхо до ощущения сытости, а как же теперь?
Мать понизила голос: «Что делать, маленький? Раньше у нас забирала три четверти молока, а со следующего месяца будут брать почти все. А корма дорогие... просто страх... так что не окупится наша любимица. Придется мне идти еще на одну работу, -- она говорила будто бы не со мною, но я жадно слушал ее слова. – Не хотелось, но что поделаешь? Все сейчас друг на друга доносят, без этого не прокормиться. А знаешь, я слышала, -- мать перешла на шепот, -- что в соседнем королевстве, там, за стеной, отбирают молока всего половину. Это, конечно, неправда, ведь там еще хуже, мы и стеной-то отгородились, чтобы не видеть, как они мучаются, -- а все равно подумать приятно. Половину оставляют! Неужто такое возможно? Наверное, там король добрый. Вот бы нам доброго короля!»
Это были последние слова, которые я от нее услышал. Ночью ее увели навсегда, а меня отправили в приют королевского милосердия. Король вообще был сторонником общественного воспитания детей. «ОБЩЕСТВЕННОЕ ВОСПИТАНИЕ -- ЗАЛОГ ВСЕОБЩЕГО ПРОЦВЕТАНИЯ», -- висел лозунг в нашем приюте. А рядом портрет короля. И по всей стране так же. Портрет – цитата. Цитата – портрет. Знакомое лицо смотрело со стены чуть ли ни каждого дома.
Знакомое – и ненавистное мне. О, как я его ненавидел! Мне врезались в память последние слова матери: «Вот бы нам доброго короля!» Что ж, я исполню ее мечту – я сам стану королем, и все пойдет по-другому. Да, сделать это нелегко, но если постоянно думать о чем-то, желание не может не осуществиться. А пока я должен казаться вернейшим из верных, лучшим из лучших. Иначе меня просто никогда не пропустят к жестокому королю – он очень осторожен. Недаром он живет уже много-много лет. Никто даже не может припомнить, сколько. Но я не верю, что он бессмертен!
Я убью его, сяду на его место и переменю порядки в королевстве. Я запрещу доносы. Я буду брать в казну одну десятую часть, а остальное оставлять людям – вот так-то! И благодарный народ снимет все эти мерзкие портреты и цитаты и повесит мои. Но я, радуясь народной любви, не буду пользоваться своими привилегиями, нет, я стану жить, как все!
Никто, никто из знакомых не мог догадаться, какие мысли бродят в моей аккуратно причесанной голове. А я медленно, но верно шел к своей цели.
По выходе из приюта меня отправили служить во дворец. С замиранием сердца я впервые попал за заветную ограду, но огромный удар постиг меня в тот же миг – за нею была еще одна. О, я быстро избавился от наивности, я понял, что оград впереди еще много, и чтобы проникнуть за каждую, нужны годы упорного труда, филигранного притворства. Но цель, сияющая в моей душе, давала мне силы неуклонно двигаться вперед. Только бы оказаться рядом с этим олицетворением зла, с человеком, под игом которого стонет моя родная земля и который, говорят, через специальное окно наблюдает за нами из-за всех своих оград. Я не пожалею себя, я выполню свой долг, даже если после этого мне не жить!
И вожделенный миг настал. Я проник за последнюю ограду. Я был допущен к королевскому столу.
Король был намного старше, чем на своих портретах, но я узнал его сразу. И эта развалина держит в страхе страну?
Я вытащил нож и нанес удар. Все замерли. Откуда-то, как черти из табакерки, выскочили слуги и унесли тело.
«Мы можем продолжить обед, ваше величество?» -- услышал я чей-то льстивый голос. «Вон!» -- закричал я. Кажется, у меня не выдержали нервы.
Оставшись один, я задумался. Итак, все обошлось лучше, чем я предполагал: меня безоговорочно признали королем. Мысли путаются в голове. Я обязательно должен что-то сделать... да, пусть сменят портреты и цитаты. Люди должны узнать, что у них теперь новый король, при котором им заживется хорошо. О, сколько мне предстоит работы!
Я вызвал служащих.
-- Надо сменить портреты и цитаты.
-- Все уже сделано, ваше величество!
-- Так быстро? --не поверил я.
-- Извольте взглянуть.
Я выглянул в специальное окно. Да, лозунги действительно прекрасные, мои самые заветные. Правда, люди почему-то не толпятся около них, счастливые, а равнодушно проходят мимо. Как обленился, измельчал народ! Я бы в свое время плакал от радости, а им будто все равно. Что касается портретов... разве я такой?
Я подошел к зеркалу. Да, я действительно такой. Годы никого не красят. Я очень изменился. Зато мысли остались прежними – светлыми, чистыми! Но почему они – те, которые за стенами, – не радуются? Ведь там же белым по красному написано: «ОБЩЕСТВЕННОЕ ВОСПИТАНИЕ -- ЗАЛОГ ВСЕОБЩЕГО ПРОЦВЕТАНИЯ»...
Tags: Книги мои и не мои
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments